Bulletin 88 Свобода (14.01.13)

Bulletin 88(1)

Выпуск приурочен к продолжению работы над книгой «Моя Свобода». Огромные задержки между выпусками Bulletin 88, связаны с изменением штата редакции, просим понять и простить. 

Свобода

Что же такое свобода? Этот вопрос издавна мучает всех людей. Давайте же попробуем разобраться.

censorship-791503

Определение

 

 

Свобо́да — идея, отражающая такое отношение субъекта к своим актам, при котором он является их определяющей причиной и они, стало быть, непосредственно не обусловлены природными, социальными, межличностно-коммуникативными, индивидуально-внутренними или индивидуально-родовыми факторами.

Свобода подразумевает наличие у человека или процесса возможности выбора варианта и реализации (обеспечения) исхода события. Отсутствие такого выбора и реализации выбора равносильно отсутствию свободы — неволе.

В определенном смысле, понятие свободы противоположно понятию необходимости.

В этике свобода связана с наличием свободой воли человека. Свобода воли налагает на человека ответственность и вменяет в заслугу его слова и поступки. Поступок считаетсянравственным только в том случае, если он совершается свободной волей, является свободным волеизъявлением субъекта. В этом смысле этика направлена на осознание человеком своей свободы и связанной с ней ответственности.

Абсолютная свобода — течение событий таким образом, чтобы воля каждого действующего лица в этих событиях не подвергалась насилию со стороны воли других действующих лиц или обстоятельств.

В «Декларации прав человека и гражданина» (1789, Франция) свобода человека трактуется как возможность «делать всё, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

В праве свобода связана не просто с ответственностью субъекта за свои деяния, которая подразумевает его свободу воли, но и с мерой ответственности — вменяемости или невменяемости личности в момент совершения поступка. Выработка этой меры ответственности за деяние вызвана требованием справедливости, справедливого воздаяния — меры наказания.

В праве — закрепленная в конституции или ином законодательном акте возможность определённого поведения человека (например, свобода слова, свобода вероисповедания и т. д.).Категория свободы близка к понятию права в субъективном смысле, однако последнее предполагает наличие более или менее четкого юридического механизма для реализации и обычно соответствующей обязанности государства или другого субъекта совершить какое-либо действие (например, предоставить работу в случае права на труд). Напротив, юридическая свобода не имеет четкого механизма реализации, ей соответствует обязанность воздерживаться от совершения каких-либо нарушающих данную свободу действий. Как ни странно, распространённой ошибкой является мнение о том что свобода слова является одним из составляющих свободы (с политической точки зрения), но тем не менее это не так[2].

Свобода — средство для достижения цели и смысла жизни человека. У язычников идеалы свободы послужили основой создания демократического общества, классическим примером которого стали Афины в Древней Греции. В последние столетия к этим идеалам вернулась и большая часть современных государств.

Свобода — это осознанные действия человека, основанные на этике окружающего его общества.

89491705c6f065b7940fcc8b17b9b627_full

Этимология слова

Слово «свобода» в нынешней его форме имени существительного — сравнительно позднего происхождения. В древних памятниках XI и XII веков встречается лишь наречие в смысле прилагательного: свободь или свободъ (например, в Остромировом Евангелии первичного извода: въ истину свободъ будете).

По мнению инспектора народных училищ Орловской губернии Г. А .Миловидова, данное слово происходит «…от старинного и малоизвестного существительного своба, что служило, по чешским толкователям (глоссаторамъ) 1202 года, наименованием одной из языческих богинь», в связи с чем он делал вывод: «Таким образом в основе понятия „свобода“ лежит не конкретное какое-либо впечатление или ощущение, а высшее, мистическое начало, преимущественное право, свойственное божеству».

Современные светские взгляды на этимологию данного слова, однако, не предполагают ничего божественного или мистического. Древнерусское слово свободь явным образом соотносится с древнеиндийским svapati (сам себе господин: «svo» — свой и «poti» — господин).

U.S. New York  Statues Statue of Liberty  Visitors

Мнение специалистов

Владимир Колыванов

Данное эссе мне бы хотелось начать с того замечания, что факт случайного выбора мной именно этой темы представляется мне весьма символичным. Ведь само понятие свободы интересует меня уже достаточно давно, поскольку, на мой взгляд, является одним из самых важных в нашей жизни. Поэтому написание этой работы стало, с одной стороны, хорошим поводом для структурирования уже имеющихся у меня знаний о свободе, а, с другой стороны, позволяет обогатить мое понимание данного понятия с помощью изучения соответствующих позиций психологов-экзистенциалистов.

Вообще свобода в обыденном сознании ассоциируется с отсутствием какого-либо давления или ограничения. Такое значение отражено, например, в словаре В. Даля, где свобода – это своя воля, простор, возможность действовать по-своему, отсутствие стеснения, неволи, рабства. Однако данное определение свободы, по своей сути, делает ее близким к своеволию, в смысле произвола желаний отдельного человека, что в корне отлично от философского (прежде всего этического) значения этого понятия. Здесь также стоит отметить, что осознание свободы как «делаю, что хочу» присуще обычно отроческому, подростковому сознанию и поэтому каждый человек, в той или иной мере, проходит в своем развитии через подобное понимание свободы. Но, человек – существо социальное, а потому неизбежно сталкивается в своей жизнедеятельности с другими людьми, что ведет, в свою очередь, к необходимости ограничения произвола собственных желаний. Ведь, в конце концов, такое поведение просто неразумно и ведет к соответствующим санкциям со стороны социума.

Однако социальность человека имеет мощный противовес в лице такой базовой потребности как стремление к автономии. Причем, на мой взгляд, эта мотивирующая сила является для многих людей более значительной, чем социальность. В этом случае понимание свободы обнаруживается в свободе «от чего-то», то есть в независимости. Такая свобода в этической философии считается безусловным шагом вперед по сравнению с произволом, но не является вершиной. Ведь в подобном независимом автономном существовании не обязательно присутствует положительный созидающий компонент. Поэтому данное понимание свободы в этике считается отрицательным (что не означает плохо). Тем не менее, развитие собственной личности, на мой взгляд, неизбежно проходит через данную автономную стадию.

Тогда резонно задать следующий вопрос: как отрицательная свобода обращается в положительную, то есть в свободу «для чего-то»? Такая свобода проявляется и реализуется в возможности, способности и праве человека выбирать что-то (и действовать соответственно) из альтернативных целей и задач, то есть в свободе выбора. Таким образом, в моем понимании, идея свободы воли сводится к свободе человека выбирать. Но тогда появляется новый вопрос: что обусловливает тот или иной выбор человека? И тут мы приходим к тому, что на психологическом языке называется ядром личности, а именно к мировоззрению конкретного человека, к его главным жизненным ценностям, в соответствии с которыми он осуществляет процесс выбора. Причем человек с высоким уровнем личностного развития осознает свои жизненные ценности более полно. Более того, он ощущает их как насущную необходимость и, действуя в соответствии с ними, несет за них ответственность. В этом контексте становится понятным знаменитое определение Спинозы, который считал, что свобода есть познанная необходимость. К тому же явно вырисовывается взаимозависимость подлинной свободы и ответственности.

Теперь, после того, как я обозначил сложившееся у меня (до начала прослушивания данного курса) понимание свободы, мне бы хотелось перейти к обсуждению этого понятия в русле экзистенциальной психологии. Здесь сразу заметить, что важность свободы подчеркивается всеми экзистенциалистами, вследствие чего количество материала по данному вопросу достаточно объемно, чтобы вызвать некоторые сложности в его систематизации. Тем не менее, в качестве исходной точки я выбрал мысль о том, что суть человеческой свободы состоит в паузе между стимулом и реакцией. Эта пауза как раз и позволяет человеку включить сознание как возможность произвольного восприятия, решения и действия. Отталкиваясь от этой схемы, я попытаюсь последовательно рассмотреть, под экзистенциальным углом зрения, как проявляется свобода человека в данных психических процессах.

Следуя этой логике, начнем с восприятия человеком окружающего его мира, тем более что данным отношениям в экзистенциализме уделяется большое внимание. Так экзистенциальные философы, в отличие от представителей феноменологического направления, считают, что мир есть, а человек является единицей, сталкивающейся с миром. Однако, несмотря на единство мира, он для всех разный. Бинсвангер вводит понятие жизненного мира, который у каждого человека уникален. То есть, другими словами, мир предстает перед каждым в своем неповторимом виде. Следовательно, и восприятие мира у каждого человека свое. К тому же, как утверждает Дж. Бьюджентал, мы сами выстраиваем конструкцию мира, в котором живем.

С другой стороны, окружающий мир представляет нам те или иные возможности для нашего сознательного выбора. Причем эти возможности, по словам того же Бьюджентала, бесконечны, а о масштабе нашей жизни можно судить по масштабу воспринимаемого нами мира. Поэтому Бьюджентал призывает нас к тому, чтобы использовать весь поток жизни на основе максимально возможного восприятия и осознания происходящего с нами в данный момент. В этой связи будет также уместным привести идею Босса о безусловной необходимости для человека быть открытым к взаимодействию с миром. Данное условие является важным для развития человека и делает поле свободы его выбора, в плане вариантов возможностей, которые представляет ему мир, более широким. Об этом же говорит А. Лэнглей, призывающий к активному приятию законов окружающего нас бытия на основе констатации и духовной работы с воспринимаемыми фактами.

451px-Русская_свобода_1917

В общем, подытоживая вышенаписанное можно заключить следующее: согласно экзистенциальной психологии человек имеет возможности для различного восприятия мира. В то же время мир вокруг нас представляет собой пространство возможностей и в этом отношении становятся понятны слова Босса о том, что мы прибываем в свободе, а не она в нас. Но окружающие нас потенциальные возможности могут так и остаться нереализованными, если конкретный человек не сделает соответствующий выбор. По словам Р. Мэя, свобода человека как раз и начинается с принятием реальности на основе собственного решения – выбора.

Однако восприятие возможностей мира не является только когнитивным процессом, поскольку затрагивает и эмоциональную сторону личности. Так, например, А. Лэнглей вводит специально понятие действительности, которое включает в себя, помимо внешнего опыта, более важную субъективную составляющую. Согласно его воззрениям, действительность есть духовная переработка случившегося, в том числе и в эмоциональном плане. Вообще, Лэнглей особо подчеркивал важность наполнения жизни хорошими эмоциями, причем, по его мнению, человек может быть свободен в своих переживаниях. Босс также говорил о возможностях различного отношения человека с миром, ведь наше существование всегда так или иначе настроено. По Боссу, эмоциональный настрой является базовой характеристикой человека, поскольку не реальна ситуация, когда его нет вообще. Этот важный экзистенциал объясняет, почему наша открытость миру расширяется или сужается, ведь границы восприятия прямо зависят от настроя. В хорошем настроении мы будем воспринимать одно, в плохом – другое. Соответственно невроз, по Боссу, представляет собой суженый спектр настроя. В то же время каждый человек может создать себе тот или иной настрой, тем самым доказывая свою свободу в данном вопросе.

Если мы теперь вернемся обратно к Лэнглей, то он обращает внимание в плане восприятия возможностей мира на еще один аспект. Я имею в виду его требование качественной оценки действительности, включающее понимание происходящих фактов в контексте установления осмысленных связей между ними. Вообще сам процесс понимания конкретным человеком имеющихся в мире возможностей неотделим от сферы его знаний о себе, то есть от его самосознания. На этом, в частности, акцентирует внимание Р.Мэй, говоря о том, что развитие самосознания увеличивает возможности выбора (я бы сказал, делает его более качественным), а значит расширяет пространство свободы. «Чем лучше осознаешь себя, тем ты живее», — утверждает Р. Мэй. При этом главную роль в процессе осознания себя он отводит сознательному центру личности, который он обозначил как «Я» (Self). Данная структура, по Мэю, не является суммой играемых человеком ролей, а представляет собой духовное начало личности, стремящееся конструктивно, то есть в направлении развития, перераспределить неизбежно возникающее внутреннее напряжение.

Нечто подобное, на мой взгляд, выделяет и Дж. Бьюджентал. Согласно его воззрениям «Я» есть экзистенциальный центр личности, «точка отсчета» в выстраиваемой человеком конструкции себя и мира, чистый источник его поведения. Причем содержание «Я» не являет собой нечто неизменное, застывшее; наоборот, по Бьюдженталу, его суть состоит в процессе бытия как таковом, в жизненности как в возможности постоянных изменений в направлении собственного аутентичного выбора и соответствующих ответственных действий. Исходя из этого, можно заключить, что «Я»представляет собой основу человеческой свободы. Более того, Бьюджентал вводит понятие онтологической свободы, которая опирается на осознание этого чистого «Я» как внутреннего центра личности и ведет к возможности самодетерминации поведения в плане отсутствия надобности во внешних источниках его активации.

Вообще, максимальная самодетерминация собственного поведения в определенных философских и религиозных учениях есть некий идеал, к которому должен стремиться каждый человек. Данный идеал тождественен понятию внутренней свободы. Однако свойство любого абсолютного идеала состоит в его реальной недостижимости. Поэтому в данном контексте становится актуальным вопрос соотношения свободы человека и его детерминации. Среди экзистенциальных педагогов наибольшее внимание этой теме уделили В. Франкл и Р. Мэй.

Исследуя этот вопрос, Р. Мэй приходит кна первый взгляд парадоксальному выводу о том, что нельзя противопоставлять как взаимоисключающие понятия, свободу и детерминизм. В качестве психологического определения детерминизма он вводит термин судьба, под которым понимает некую структуру глобальных и локальных ограничений существования отдельного человека. При этом он переводит рассматриваемый вопрос в новую плоскость обсуждения отношений свободы и судьбы, то есть в план их взаимообусловливания. По его мнению, рост поля свободы человека ведетк соответственному расширению его взаимодействия с миром, а значит к увеличению количества факторов, могущих детерминировать его поведение.С этой точки зрения судьбу нельзя ликвидировать, но с ней можно работать. В частности психоанализ, согласно Р. Мэю, является хорошим методом для сознания своей судьбы.Таким образом человек может прийти к пониманию своих способностей и ограничений, а значит его будущий свободный выбор имеет все предпосылки быть более качественным.

Eugène_Delacroix_-_La_liberté_guidant_le_peuple

Немного смысла от Наших

Слово…

Удивительно как одно слово может изменить твои отношения с человеком. Из — за одного слова ты больше не сможешь доверять ему, выдавать ему свои секреты и свои сокровенные желания. Ты уже не будешь так искренне улыбаться ему, и поддерживать разговор. В раннем разговоре, в котором содержался смех, улыбки, шутки – это всё заменится пустотой и молчанием…кажется, все окончилось. Теперь вы ничего не значите, друг для друга, все это из-за какой — то фразы или слова, а всё можно изменить, но в твоей душе боль, гордость, и ты не можешь преодолеть её, где тот друг, который мог поддержать в этой сложной ситуации, его нет из-за слова. Но выход есть это как на дистанции 1000 м, ноги тянутся к земле ты хочешь упасть, но друзья, ДА они там, они кричат, они ждут тебя…не в том смысле, что ты должен прийти первым, обогнать.. или ещё что-то, друзья ждут тебя просто искренне ждут, верят. Слово, какое — то не недоразумение оно ничто по сравнению с теми веселыми слегка шизанутыми днями, порой сначала мерзопакостное слово перекрывает все, тебе становится одиноко, так как будто дементоры высасывают из тебя все хорошее. ТЫ оглянись назад, хоть так и не советуют делать, но хотя бы на секунду ты почувствуешь, что слово это какая — то хрень по сравнению с той жизнью… и ты справишься. Сначала тебе будет тяжело первые две три минуты но потом все вернется на свои места боль сгорит в твоём сердце , пепел со временем рассеется. ДЕЙСТВУЙ, НАДЕЙСЯ, НАЧИНАЙ.

Евгений Правый, редакция Bulletin 88.

1345047916_2007

Кавказско-мусульманская философия изначально основана на паразитизме. «Пророк» Магомет в Коране прямо сказал, что единственный способ выжить для немусульманина — платить дань. И никакого выбора, никакой свободы. Корми мусульман — профессиональных паразитов — или умри. А чем они лучше? Оказывается тем, что считают себя рабами Аллаха. То есть у них даже привилегированный класс — «правоверные» — гордятся своим рабством, даже называют сыновей именем «Абдаллах». В переводе с арабского — «раб Аллаха». Вы видели такое среди европейцев?  Нет, мы говорим о СВОБОДЕ личности и детей рабами не обзываем. То есть конфликт Запада и Востока — это борьба между свободой и рабством, правами личности и древней дикостью.

Кажется, хуже рабско-грабительских арабских обычаев не бывает… Увы! Кавказские обычаи — адаты — ещё хуже! Там паразитизм и подавление чужой свободы настолько вгрызлись в нравы, что неграбитель презираем тейпом.  Любой труд считается позором для горца-мужчины. «Чеченец должен уметь убивать и танцевать », — говорят их старейшины. Которым простые чеченцы рабски подчиняются. В Чечне торговля рабами, в основном молодыми девушками, была вполне почётным делом. Проданные кавказцами бедняжки, наши сёстры,  до сих пор томятся в гаремах Катара. Переубедить кавказцев нельзя —  при малейшем несогласии с их рабскими адатами горцы изображают кровную обиду, часто пытаются зарезать. Какое тут убеждение?! Выжить бы. А помните  надпись на выезде из Грозного: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы и проститутки»?

Я  спрашиваю свободных людей: «А зачем нам рабовладельческие общины на юге? Торгующие нашими сёстрами, кстати». Купленные кавказцами журналисты призывают к терпимости. А зачем терпеть рабство?! Да здравствует  свобода! Всё что нам нужно — это вышвырнуть кавказцев из страны. Правозащитники мешающие выгнать из СНГ чеченцев, дагестанцев, ингушей и прочих носителей рабского мышления,  — просто рабы их кровавых денег.

Россия — для свободных людей. Если ты уважаешь себя, если ты — человек — выгони кавказцев из страны, или хоть не мешай. Иначе быть твоей дочери на рабском рынке Катара или Западной Сахары. Помоги донести идею  изгнания кавказцев  обратно в Турцию, на их родину,  до каждого свободного человека. Расскажи об этом как можно большему количеству людей — ради того, что несовместимо с кавказским этносом в принципе  — ради СВОБОДЫ.

Богохульница, редакция Bulletin 88.

Народный клич

Народ мой! Что с тобою?
Где слава прежних лет?
Страданьем, как травою,
К ней зарастает след.
Ты родился свободным,
Но, услыхав призыв,
Твои герои пали,
А ты – в позоре – жив.
В цепях, в железной хватке
Тебе не продохнуть!
Вперед же без оглядки,
Ищи к свободе путь!
Людских сердец разливы
Не усмирить вовек:
Свобода, справедливость –
Вот русла этих рек.
О, не пугайтесь смерти!
Ведь умереть в борьбе
Достойнее, поверьте,
Чем изменить себе.

Стих о свободе

Свобода – это ряд ограничений,
Когда по распорядку ешь и спишь.
Когда молчишь в ответ на оскорбленья,
Не стиснув зубы, искренне молчишь.

Когда не ищешь от врагов признанья,
Не жаждешь восхищенья от друзей,
И плача на коленях в раскаяньи,
Стоишь на страже совести своей.

Свобода – это чувств порабощенье,
В покорность чувствованиям святым.
Когда тобой не правит настроенье,
А ты свободно управляешь им.

Свобода – это к истине стремленье,
И право преклоняться перед ней,
Чтоб не зависеть от людского мненья,
И собственных желаний и страстей.

Пусть говорят, что это не свобода,
Что модно править, угождать, рулить,
Ведь смысл в том, чтоб жить не так, как модно,
А просто жить, свободно, просто жить.

Марго,  редакция Bulletin88.

 В дополнение ко всему выше сказанному, лично от себя, хочу добавить. Ни кто ни принесет вам свободы, кроме вас самих, это весомый повод для борьбы за неё. Не за иллюзию свободы, которую дала нам наша власть, а за настоящую и чистую свободу.

Несколько вариантов обложек к «Моей Свободе»:

Моя Свобода волки1221 волки1219 волки1220

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s