Bulletin 88 Косово Поле — Сербская земля (06.06.12)

(06.06.12)

Косово поле – сербская земля

Нынешний выпуск журнала посвящен косовскому конфликту и выпущен в свет под названием «Косово поле – сербская земля». План выпуска таков:

1) История Косова

2) Основные события войны

3) «Самиздат» Д.А. Тихомирова, под названием «Русско- сербское братство»

4) Мнение историка и политолога Александра Львовича Янова о конфликте

5) Бонус от наших ребят

История Косова

Раннее средневековье

После распада Римской империи территория современных Косова и Метохии вошла в состав Византийской империи. К концу VI века Косово, как и большая часть Балканского полуострова, было колонизировано славянами, которые частично ассимилировали, а частично вытеснили местное население на побережье или в горы. Хотя территории, на которых расселились славяне, оставались под номинальным сюзеренитетом Византии, фактически власть принадлежала местным славянским племенным вождям, которые на территории современной Сербии, включая Косово, образовали несколько протогосударственных племенных образований — жупаний. Жупании постепенно объединялись в небольшие княжества, однако процесс складывания государственности был существенно замедлен из-за обособленности территорий, населённых различными сербскими племенами, их отдалённости от городов и центров торговли и отсутствию взаимных экономических связей. В результате на сербской территории образовалось несколько центров формирования государства, один из которых находился на землях, лежащих непосредственно к северу от современного Косова — в Рашке. Параллельно со складыванием государства происходила христианизация древних сербов. Начавшись в период правления Ираклия, крещение населения Рашки и Косова было в целом завершено к середине IX века.

Во второй половине IX века началась интенсивная экспансия болгар в направлении сербских земель. Косово стало ареной борьбы между Первым болгарским царством, Византией и более слабым сербским княжеством Рашка. В начале X века Косово было включено в состав Болгарской державы Симеона. Попытка восстановления самостоятельности Рашки при Чаславе завершилась неудачно: к концу X века Косово вновь вернулось под власть болгар, признав сюзеренитет царя Самуила. Однако в 1018 году болгарское государство было завоёвано византийским императором Василием II, а Косово и Рашка, фактически впервые после VI века, оказались под контролем Византии. Это привело к перемещению ядра формирования сербской государственности в приморские области — в Дуклю, где в середине XI века образовалось сильное славянское княжество (с 1077 года — королевство), которое при Константине Бодине подчинило Рашку и

В составе Сербского царства

В начале XII века, после смерти Константина Бодина, Дуклянское государство распалось. Косово вновь стало ареной противостояния между восстановленным княжеством Рашка и Византией. Перелом в этой борьбе произошёл с вступлением на престол Рашки князя Стефана Немани, основателя династии Неманичей. В конце 1160-х гг. он подчинил северную часть Косова, а к концу 1180-х гг. завоевал всё Косово, Метохию и Вардарскую Македонию. Хотя в 1190 году Стефан Неманя потерпел поражение от византийцев в Моравской битве, большая часть Косово и Метохии была признана владением Сербского государства, которое получило независимость. Окончательное включение территории современного Косова в состав Сербии произошло в 1208 году со взятием Призрена и Липляна.

В 1217 году князь Стефан Первовенчанный был коронован королём Сербии. В 1219 году была учреждена автокефальная Сербская православная церковь. На территории Косова сформировались три православных епископства с центрами в Хвосно, Призрене и Липляне. В конце XIII века резиденция митрополита сербского была перенесена в Печ. Косово стало религиозным, культурным и политическим центром Сербии. Здесь было основано множество монастырей и церквей, в частности Собор Богоматери в Призрене (1307), монастырь в Высоких Дечанах (1327), монастырь Грачаница близ Приштины (1335). Обширные земельные владения, особенно в западной части Косова, в Метохии, были переданы церкви. Приштина, Призрен и замок в Неродимье использовались сербскими королями в качестве своих резиденций. Активно развивалась торговля, горное дело и ремесло, центрами которых стали Ново-Брдо и Приштина. Экономический и культурный расцвет Косово и всей Сербии пришёлся на время правления Стефана Душана (1331—1355), когда в состав сербского государства вошла Македония, Северная Греция и Албания. В 1346 году Стефан Душан был коронован «царём сербов и греков», а Печский архиепископ получил статус патриарха. В этот период подавляющее большинство населения Косова было славянами, главным образом сербами. Об этом свидетельствуют монастырские грамоты, сохранившиеся с того времени, в которых упоминаются практически исключительно славянские имена. Кроме сербов, очевидно, в Косово проживало некоторое количество албанцев, валахов, а также греков, болгар, немцев (в городах).

Турецкое завоевание и его последствия

Политика опоры Стефана Душана на крупную земельную аристократию, под контроль которой были переданы жупы и наместничества, привела после его смерти к быстрому распаду Сербского государства. В Косово установил свою власть князь Воислав Войнович (ум. 1363), который проводил собственную политику, не считаясь с номинальным царём сербов Стефаном Урошем V. В конце 1360-х гг. Косово было разделено между владениями Николы Алтомановича, князя Лазаря и короля Вукашина. Постоянные войны, которые вели между собой местные правители, существенно ослабили Сербию в условиях нарастающей угрозы со стороны Османской империи. В 1371 году король Вукашин был разбит в Марицкой битве, в результате чего Македония и Южное Косово попали в зависимость от турок. Попытку объединения Сербии предпринял князь Лазарь при поддержке Печского патриархата. Но в 1389 году на Косовом поле объединённая сербская армия князя Лазаря была разбита численно превосходящими войсками султана Мурада I, а сам князь убит. Сербия признала сюзеренитет Османской империи.

В начале XV века при Стефане Лазаревиче сербское государство пережило короткий период возрождения, единство сербских земель было восстановлено. Ядро государства, однако, сместилось в северные области, в район Смедерево, менее страдавший от турецких набегов. Косово продолжало оставаться важным экономическим (серебряные и золотые рудники Ново-Брдо) и религиозным центром Сербии. В середине XV века началось новое наступление турок. В 1448 году во втором сражении на Косовом поле была разбита венгерская армия Яноша Хуньяди. В 1454 году турецкие войска захватили Приштину, Призрен и Ново-Брдо. Наконец, в 1459 году пало Смедерево — столица сербского государства. Территория Сербии была окончательно завоёвана Османской империей.

Турецкое завоевание имело катастрофические последствия для хозяйства. В результате войн, грабежей, слома традиционных поземельных отношений, введения новых налогов (харадж, джизья, испендже), закрепощения крестьянства, разрыва торговых связей сельское хозяйство, горнорудное и ремесленное производство Косова пришли в упадок. Целые районы опустели, рост городов прекратился. К экономической стагнации добавился фактор национального гнёта: местная аристократия была вытеснена мусульманами, частично из принявших ислам славян (потурченцы), христианам было запрещено носить оружие, поступать на государственную службу. Всё это способствовало оттоку сербского населения из равнинных районов в горы или за границы Османской империи, прежде всего на венгерские земли к северу от Дуная. На освобождавшиеся земли переселялись скотоводы-влахи, албанцы, которые пользовались определёнными привилегиями (освобождение от хараджа, собственный «влашский закон», поставки скота для государственных нужд). Расселение в равнинных областях Косова и Южной Сербии влахов, общественный уклад которых оставался патриархальным, способствовало консервации отсталых форм хозяйствования и общественной организации.

Главным центром сербской культуры и национального единения в XV—XVI веках являлась православная церковь во главе с Печским патриархатом. После нескольких десятилетий подчинения сербской церкви Охридскому архиепископу в начале XVI века самостоятельность Печского патриархата была в 1537 году восстановлена, а патриарх получил права, равные Константинопольскому. Церковь сохранила большую часть своих земель и имущества, что позволило ей существенно укрепить своё политическое и общественное значение как ядра национального сплочения сербского народа в Османской империи.

Великое переселение сербов

С XVI века начался подъём освободительного движения народов Балканского полуострова против власти Османской империи. Участились восстания крестьян, гайдучество. Политическая элита сербского населения, прежде всего Печская патриархия, установила связи с иностранными государствами — противниками Порты (Венецианская республика, Австрия, Испания). Это позволило соединять восстания с войнами, которые вела Османская империя. Движущей силой антитурецкого сопротивления с начала XVI века являлась Австрия. В период австро-турецкой войны 1593—1606 годов по сербским землям прокатилась волна восстаний, в значительной степени направляемых Печской патриархией. Следующий подъём освободительного движения пришёлся на конец XVII века, когда австрийским войскам удалось изгнать турок из Венгрии. В 1688 году австрийцы заняли Белград. Это вызвало массовые выступления по всем сербским землям, резкий всплеск гайдучества и освобождение некоторых территорий из-под власти Османской империи. Появилась надежда на освобождение всей Сербии и восстановление её независимости. В 1689 году австрийская армия при поддержке местного населения освободила значительную часть Косова и Южной Сербии и двинулась в Македонию.

Однако в 1690 году началось массированное турецкое наступление. Австрийцы отступили из Македонии, а затем и из Сербии. Турецкие войска вновь заняли Ниш и Белград. Восстановление османской власти сопровождалось разорением страны. Разочарование в возможности достижения независимости и турецкие репрессии заставили сербов покидать свои земли. По призыву печского патриарха Арсения III в 1690 году начался массовый исход православного населения с территорий Косова, Южной и Центральной Сербии и его переселение за Дунай, на территорию Австрийской монархии. Этот исход получил название Великого переселения сербов. Его результатом стало расширение этнической сербской территории на север: Банат, Срем, Бачка и Баранья были заселены сербами, которые пришли на место покинувших эти земли в XVI веке венгров. С другой стороны, опустели южносербские территории. Только из Косова по призыву Арсения III эмигрировало около 37 тысяч семей. Исход сербского населения продолжился и в первой половине XVIII века, особенно после поражения австрийцев в австро-турецкой войне 1735—1737 годов. Земли обезлюдели, хозяйство пришло в упадок.

Албанская колонизация

На освободившуюся после ухода значительной части сербов территорию с конца XVII века началось постепенное переселение албанцев. Албанцы в целом значительно эффективнее интегрировались в социально-политическую систему Османской империи. К XVIII веку около половины албанцев приняло ислам, горцы активно привлекались на военную службу в турецкой армии, в том числе в корпусе янычаров, албанцы также проникли в высшие органы власти империи, вплоть до поста великого визиря. Собственно на территории Албании власть центрального правительства была минимальной, а управление и земельная собственность находились, по-преимуществу, в руках местных феодалов. Более того, расселившиеся в этом регионе турки быстро ассимилировались албанцами. Ко второй половине XVII века относится начало быстрого подъёма албанской экономики, прежде всего торговли и городского ремесла. Эти факторы способствовали колонизации албанским населением соседних территорий, опустевших в результате войн и эмиграции.

Изменение этнического состава населения Косово привело к возникновению сербо-албанского противостояния. В XVIII веке в результате эллинизации православной церкви на территории Османской империи она перестала служить центром освободительного движения сербов. В 1766 году Печский патриархат был упразднён. К середине XVIII прекратилась экспансия Габсбургов на Балканы. Всё это способствовало упадку национального движения и его перемещению в Северную Сербию, в Белградский пашалык, который с начала XIX века превратился в ядро освобождения Сербии. В Косово продолжался рост доли албанского населения, особенно в западной части области. Тем не менее, ещё в 1838 году австрийский исследователь Йозеф Мюллер отмечал преимущественно славянский характер населения Метохии, причём особенно заметным было сербское доминирование в городах.

Национальные движения в Косово в XIX веке

Ослабление сербского национального движения в Косово с конца XVIII века сопровождалось зарождением и ростом албанского национального движения. Первые его зачатки относятся к так называемой «эпохе пашалыков» (конец XVIII — 1831 г.), когда в условиях кризиса центральной власти в Османской империи на региональном уровне сформировались полунезависимые пашалыки, управляемые крупными местными феодалами, вступившие в противостояние с центральной властью. Значительная часть Косово в 1780-х гг. попала под власть Мехмеда-паши, создавшего на землях Северной и Центральной Албании, а также Косово и Западной Македонии собственное княжество с центром в Шкодере, лишь номинально признающее власть султана. В начале XIX века Шкодерский пашалык начал приобретать черты национального образования албанцев, появилось стремление к полному разрыву зависимости от Турции. Однако это образование оказалось непрочным. В 1831 году войска Мустафы-паши Шкодерского были разбиты, сам он смещён, а в регионе восстановлена центральная власть Османской империи.

Вторжения османских войск в Албанию, а также непрекращающиеся усобицы между местными феодалами на рубеже XVIII—XIX веков дали новый толчок к переселению албанцев в более спокойное Косово. Доля албанского населения продолжала увеличиваться и к середине XIX века, очевидно, составила более 50 % населения края. Одновременно возрастало значение Косова для албанского национального движения. Уже в 1830-х гг. с началом эпохи централизаторских реформ в империи (танзимат) начались выступления албанцев против османской власти. В 1840-х гг. просветительская деятельность Наума Векильхарджи легла в основу албанского национального возрождения, лидеры которого выступали за объединение албанских земель и самоуправление в рамках Османской империи. В 1866—1867 гг. в Косово произошло крупное восстание албанцев против турецкой власти.

В начальный период «Восточного кризиса» (1876—1877) албанцы поддержали восстания в Герцеговине и в Болгарии и отказывались служить в османской армии. Однако после подписания в 1878 году Сан-Стефанского мирного договора, не учитывавшего интересы албанцев, произошёл коренной перелом в национальном движении. Вопрос об антиосманском восстании был снят с повестки дня, вместо него лидеры албанцев выступили с идеей объединения всех населённых албанцами земель в автономный вилайет в составе империи и против расчленения страны иностранными державами. Ядром нового движения стало Косово. Здесь, в городе Призрен, 10 июня 1878 года прошёл общеалбанский съезд, на котором была учреждена Албанская Призренская лига — военно-политическая организация, призванная защитить национальные интересы албанцев. Лига развила бурную деятельность, её отделения были созданы по всей Албании, Косову и Западной Македонии, в некоторых регионах ячейки Лиги установили контроль над местной администрацией. После отказа правительства Османской империи обсуждать вопрос о создании автономного албанского вилайета в 1880 году руководство Лиги разорвало связи с Портой, а её вооружённые силы заняли основные центры Косова и Западной Македонии. На этих территориях была сформирована местная албанская администрация, подчинённая временному правительству Лиги. В то время, как собственно в Албании комитеты Лиги были заняты внутренними конфликтами, именно Косово стало ядром национального сопротивления, в которое были вовлечены широкие слои албанского населения края. Однако радикальное временное правительство в Призрене не получило поддержки более умеренных комитетов северной и южной Албании. Поэтому, когда в 1881 году в Косово вступила османская армия, движение было быстро подавлено. Призрен после некоторого сопротивления был захвачен турками, затем власть империи была восстановлена и в других областях Косово. Призренская лига прекратила существование.

В конце XIX века в Косово усилилось албанское просветительское движение, была создана целая сеть школ и культурно-просветительских обществ. В национальном движении начался раскол на сторонников автономии и независимости албанских земель. В 1896—1897 гг. в результате усиления панславянской агитации в Косово и Македонии, а также в связи с возникновением претензий иностранных держав (в частности, Австро-Венгрии) на установление протектората над Албанией, началось новый подъём национального дивжения. Его центром вновь стало Косово. В 1897 году сложился союз косовских городов (Призрен, Печ, Приштина) в поддержку самоуправления Албании. В 1899 году в Пече (алб.Пейи) была учреждена Албанская лига в Пейи, целью которой стала организация борьбы за объединение и автономию албанских земель. Были созданы военные формирования и местные комитеты, но в 1900 году в Косово и Албанию были введены турецкие войска, подавившие выступления албанцев.

В то время, как албанское национальное движение в Косово в конце XIX века переживало расцвет, сербское национальное движение продолжало находится в застое. Хотя уже с 1850-х гг. на территории края началась пропагандистская и агентурная работа эмиссаров и просветителей Сербского княжества, стремящихся подготовить почву для объединения всех сербских земель в рамках независимого государства, политическая активность местного населения оставалась низкой. Значительный результатов удалось, тем не менее, достичь в культурно-образовательной сфере: в конце XIX века в Косово, главным образом в восточных и северных регионах края, было основано множество сербских школ и культурно-просветительских обществ. В 1896 году году было достигнуто соглашение между Сербией и Черногорией о разделе сфер влияния в Косово, Македонии и Албании: Метохия, Санджак и Северная Албания признавались зоной интересов Черногории, Восточное Косово и Македония — Сербии. В том же году Сербия и Черногория совместно выступили в защиту культурно-религиозной автономии славян Косова, когда турецкие власти попытались назначить митрополитом Призрена грека—фанариота.

XX век

В 1878 году Сербия получила независимость от Османской империи. Значительно позже(в 1912 году), Сербия получила контроль над Косово и Метохией. И только в 1918 году Косово вошло в состав Королевства сербов Вардарской, Зетской и Моравскойбановинами.

В 1930-е годы королевское правительство неоднократно пыталось решить вопрос албанцев различными способами, такими как поощрение их эмиграции в Турцию и заселение в край черногорских крестьян; известно, что принц-регент Павел отклонил предложение Муссолини о разделе Албании между Югославией и Италией, сославшись на нежелание обременять страну еще большим количеством албанцев. Истоки современного кризиса в Косово многие историки видят в событиях середины ХХ века:

Во время Второй мировой войны итальянцы создали в Албании коллаборационисткий режим — Великая Албания, в состав которой было включено и Косово. Албанцы произвели этническую чистку, убив или изгнав большую часть сербского населения. Общее число беженцев составило 400 тыс. После войны Тито, надеясь на вхождение в состав Югославии Албании, в обмен на передачу ей Косова и Метохии принял 400 тыс. беженцев из Албании и переселил из Косова и Метохии в другие регионы Югославии 200 тыс. сербов. Одновременно расширялось самоуправление провинции: в 1946 году она была национальной областью, а с 1963 года — автономным краем. К этому времени соотношение албанского и сербского населения достигло 9:1.

После 1945 года

После Второй мировой войны правительство Социалистической Федеративной Республики Югославии стремилось к объединению с Албанией, как и с некоторыми другими странами, и при главенствующей роли Югославии. Чтобы создать повод для объединения с Албанией, Тито разрешил албанцам, которые в ходе Второй мировой войны оказались на территории Югославии, остаться в Косово. Исторически албанцы давно проживали в Косово, но не составляли существенной части населения вплоть до начала XX века. Немалую заслугу в создании современной проблемы Косово сыграло то обстоятельство, что итальянские и германские оккупационные власти включили Косово в состав так называемой Великой Албании, и в период Второй мировой войны албанцы селились в домах, изгонявшихся из края сербов. В результате этого этнический состав края начал постепенно меняться.

После войны, Броз Тито по соглашению с Албанией не разрешил большинству изгнанных сербов возвратиться в Косово, ограничившись выплатой им компенсации. При этом в Косово не была проведена перепись албанского населения, которое переселилось из Албании, и до марта 1949 года была открыта югославо-албанская граница. Определенную роль в формировании проблемы сыграло и то обстоятельство, что в отличие от косовских албанцев зона расселения хорватских сербов не получила статуса автономии, хотя такое предложение выдвигалось.

В 1955-56 и 1968 годах на территории автономии имели место периоды политической нестабильности; итогом кризиса 1968 года стала смена названия края, вместо «Косово и Метохия» он стал именоваться «Косово», было разрешено использование албанского государственного флага как флага автономии, создана система квотирования рабочих и административных мест, а в 1970 году преподавание в Приштинском университете переведено на албанский, хотя рабочих мест для албаноговорящих граждан за пределами автономии практически не было.

Борьба приобрела форму партийных разногласий Союза коммунистов Сербии и Союза коммунистов Косова.

Автономный край Косово в составе Сербии на карте СФРЮ, 1974—1990 года

В конституции СФРЮ 1974 года было зафиксировано, что автономный край Косово, находясь в составе Социалистической Республики Сербии, также являлся субъектом СФРЮ, наравне с Сербией, и пользовался равными с ней правами (более того, краевые органы власти получили право вето в вопросах собственно Сербии, это право было односторонним — Сербия фактически уже не имела рычагов влияния на власти края, хотя его бюджет состоял полностью из республиканских дотаций).

В 1970-е годы участились случаи проявления нетерпимого отношения к сербам со стороны албанского населения края. Между 1971 и 1981 годами, в которые проводилась перепись населения, 50 тысяч человек сербского населения покинуло Косово.

В 1981 году в Косово произошли массовые беспорядки, положившие начало так называемой «косовской интифаде», существовавшей на уровне бандитизма и тянувшейся без видимых результатов до середины 1980-х годов.

Сербо-албанский антагонизм обострился после прихода к власти в Югославии Слободана Милошевича в 1988 году, который используя националистическую риторику смог завоевать широкую популярность среди сербского населения в условиях начавшегося распада Югославии. В 1989 году в Сербии состоялся референдум, утвердивший новую конституцию, которая радикально урезала автономию национальных краёв. Косовские албанцы бойкотировали референдум. По его результатам в Косове был распущен парламент, прекратилось вещание государственных радио и телевизионных станций на албанском языке, начались увольнения албанцев из государственных структур, в некоторых учреждениях образования было свёрнуто преподавание на албанском. В ответ начались массовые забастовки, акции протеста, этнические столкновения. В 1990 году в Косово было введено чрезвычайное положение. Тем не менее,сепаратистские стремления среди албанцев возрастали. 22 сентября 1991 года было провозглашено создание независимой республики Косово, а затем проведены несанкционированные (среди албанской общины) референдум о независимости и президентские выборы, на которых президентом был избран Ибрагим Ругова. 22 октября 1991 года независимость Республики Косово признала Албания. Началось формирование вооружённых формирований сепаратистов, которые в 1996 году были объединены в Армию освобождения Косова. В крае развернулась партизанско-террористическая война, жертвами которой стали сотни мирных жителей, чиновников и военных Югославии. Первоначально борьбу с сепаратистами вели лишь милицейские подразделения, но в 1998 году в военные действия вступила югославская армия. Война сопровождалась массовыми репрессиями, убийствами мирных жителей и этническими чистками с обеих сторон конфликта. Албанскими боевиками были разрушены многие памятники православной культуры, изгнано или уничтожено несколько десятков тысяч сербов. В 1999 году в военные действия вмешалось НАТО: массированным бомбардировкам были подвергнуты югославские города и военные объекты. Тысячи жителей Косова были убиты, около полумиллиона, в основном албанцев, осталось без крова. В результате сербское правительство было вынуждено согласиться на ввод в Косово военного контингента НАТО KFOR и переход края под управление ООН, что и было осуществлено на основании резолюции СБ. ООН № 1244 от 10 июня 1999 года.

Основные события войны

Косовская война́ – это вооружённый конфликт, вспыхнувший из-за отмены автономии Косово и Метохии.

Выделено две фазы Косовской войны:

1) 28 Февраль 1998 — 24 марта 1999: Конфликт между албанскими сепаратистами и югославскими силами безопасности.

2) 24 марта — 10 июня 1999 год.: Война НАТО против Югославии с одновременным наступлением албанских сил.

Содержание:

1)      История конфликта

2)      Основные силы

3)      Армия Освобождения Косова

4)      Милитаризация албанцев

5)      Инцидент в Рачаке

6)      НАТО против Югославии

История конфликта

28 марта 1989 сербский парламент, отменив югославскую конституцию 1974 года, восстановил суверенитет Сербии над краем. В этом же году Слободан Милошевич участвует в праздновании 600-летия Косовской битвы 28 июня. Милошевич провёл крупнейший митинг, на котором собралось около миллиона человек.

В 1989—1990 годах в рамках «Антибюрократической революции» по инициативе Милошевича были распущены парламент и правительство Косово. Почти все албанцы были уволены из государственных учреждений.

Сентябрь 1991: во время распада Югославии после тайного референдума была провозглашена «Республика Косова», которую признала лишь Албания. Создавались теневые структуры власти. С тех пор албанцы пассивным сопротивлением старались привлекать внимание мирового сообщества.

В 1992 албанцы Косова избрали писателя Ибрагима Ругову в президенты Республики Косово. Был избран также парламент, так и не приступивший к работе. Назначенное Руговой правительство работало из-за границы.

Мирное сопротивление в Косове албанцам казалось безрезультатным, и Армия Освобождения Косова перешла к вооружённой борьбе.

Сентябрь—октябрь 1997: албанцы Косова бойкотировали выборы в парламент Сербии, произошли тяжёлые столкновения между албанцами и сербской полицией в Косово. В президентских и парламентских выборах «Республики Косово» Ругова был подтверждён в должности.

Основные силы

СР Югославия:

1)      Вооруженные силы

2)      Полиция

3)      Сербские добровольческие формирования

4)      Добровольцы УНСО

5)      Добровольцы из России

Республика Косово:

6)      Армия освобождения Косова

7)      ВС Республики Косово (англ.)

8)      НАТО (с 24 марта 1999 года)

9)      Албания

10)   Аль-Каида

Армия Освобождения Косова

В конце 1980-х немецкая разведка восстанавливает так называемую «спящую агентуру» в Югославии и в Албании.

В Албании немецкие спецслужбы поддержали СалиБеришу, благодаря чему его партия одержала победу на выборах 1992 года. Одновременно ФРГ наладило контакты с Армией освобождения Косова, которая финансировалась и вооружалась Федеральной разведслужбой Германии.

В подготовке албанских боевиков принимали участие и американские спецслужбы. Ряд источников указывают на связи между АОК и американской организацией MPRI. Согласно им, военные советники MPRI обучали подразделения Освободительной армии Косово на секретных базах в Албании начиная с 1998 года. Один из руководителей албанских сепаратистов Агим Чеку отвечал за координацию с MPRI и получил от ООН пропуск, обеспечивающий ему дипломатический иммунитет в Косово. Связь между УЧК и MPRI открылась в июне 2001 года во время осады македонской деревни Арачиново (8 км к северу от столицы Македонии — г. Скопье), когда македонские силы окружили 400 повстанцев. Тогда один американский контингент перехватил инициативу и встал своеобразным щитом между македонскими силами и повстанцами, предотвратил таким образом атаку македонцев, что позволило албанцам безопасно выйти из Арачинова со всем вооружением и боеприпасами.

Милитаризация албанцев

В начале 1997 года в Албании произошёл крах финансовых пирамид, и на юге страны началось восстание. В результате беспорядков по всей стране были разграблены армейские склады и похищено до 610 тысяч единиц огнестрельного оружия. Часть этого оружия оказалось в руках албанских сепаратистов в Косово и Метохии.

По утверждению бывшего главы албанской спецслужбы SHIK БашкимаГазидеде, к организации этих беспорядков причастен Джордж Тенет, директор ЦРУ албанско-греческого происхождения.

Инцидент в Рачаке

Инцидент в Рачаке (Резня в Рачаке) — события в селе Рачак (Косово и Метохия) 15 января 1999 года. Согласно версии албанских сепаратистов, представители югославских силовых ведомств устроили в селе массовую расправу над гражданским населением (этот инцидент, поданный в таком свете, послужил поводом для НАТО впервые поднять вопрос о применении силы в отношении Югославии).

По версии югославского информационного агентства «Танюг», в Рачаке имела место операция против группы албанских боевиков, опиравшейся на систему укрепленных пунктов в округе села.

НАТО против Югослави

В период с 24 марта по 10 июня 1999 года была провдена военная операция НАТО против Союзной Республики Югославия.

Причиной интервенции войск НАТО была названа волна этнических чисток в регионе (впоследствии Международный трибунал по бывшей Югославии подтвердил ответственность югославских служб безопасности за преступления против человечности в отношении албанского населения Косово, однако уже после начала операции НАТО).

Результатом операции было завершение Косовской войны. Контроль над регионом перешёл к силам НАТО и албанской администрации. Прошли этнические чистки среди сербского населения Косово и Метохии.

«Самиздат» Д.А. Тихомирова, под названием «Русско- сербское братство»

Введение.

Венца и скиптра Византии

Вам не удастся нас лишить!

Всемирную судьбу России –

Нет, вам её не запрудить!..

(Ф. Тютчев)

После гибели Византийской империи, последовавшей за падением Константинополя (29 мая 1453 г.), Россия и Османская империя объявили себя её наследницами. При этом Османская империя обладала территориальным наследием Византии, а Россия — культурным. Это привело к многочисленным русско-турецким войнам, которые «происходили 240 лет подряд: в 1676-1681, 1695-1700, 1710-1713, 1735-1739, 1768-1774, 1787-1791, 1806-1812, 1828-1829, 1853-1856, 1877-1878, 1914-1918 годах»1.

Цели России в этих столкновения заключались в укреплении позиций империи на Балканах и Дунае.

Русские стремились поддержать страдавших от османского гнёта единоверцев: православных греков, болгар, сербов, черногорцев, македонцев, румын, молдаван, грузин и христиан григорианского толка — армян. Также России не давала покоя мечта о Константинополе. Присоединение его было важно не столько, как новое территориальное приобретение империи, сколько, как символическое торжество православия над мусульманством и католичеством, освобождение Святой Софии от «неверных». Оно ещё раз подчеркнуло бы наследственную связь между Византией и Россией.

И в этой борьбе с Турцией у русских появились верные союзники: южные славяне. Южнославянские партизанские отряды активно сотрудничали с Россией в ряде русско-турецких войн. Это постепенно привело к формированию панславизма — идеи объединения славян под властью православного русского царя. Столицей общеславянского государства должен был стать Константинополь. Наиболее активными сторонниками данной идеи стали Ф.Тютчев, К. Леонтьев, а затем, позднее, Данилевский. Последний доказывал, что противостояние Европы и России — это не противостояние Запада и Востока, а борьба Романо-германского и Греко-славянского миров, из которых первый является наследником Римской цивилизации, а второй — Греческой.

Постепенно из идеи панславизма выделилось такое понятие, как русско-сербское братство, которое существует и по сегодняшний день.

Но отношение России к Сербии в конце XX- начале XXI вв. намного отличается от того отношения, которое было в 18-19 вв. В то время нас объединяла общая религия — Православие, борьба с Османской империей, недоверие к Западной Европе и стремление к укреплению позиций Российской империи на Балканах.

Южные славяне считались нашими «младшими братьями», которым мы, как старшие — должны были помочь. Сегодня же роль Православия изменилась, поэтому больше в стремлении к объединению играют общие происхождение, культура, нравственные ценности и, конечно же, традиция русско-сербского военного братства.

А суверенитет Сербии склоняет нас считать их не младшими, а равными себе. Внешняя угроза тоже изменилась с Османской империи на мусульманских экстремистов и поддерживающий их Северо-Атлантический союз (НАТО). Если раньше нашей целью была идея общей монархии (над всеми славянами должен стоять единый православный русский царь), то сегодня она сменилась на идеи объединения России и Сербии с Белоруссией в политический союз или создания Немецко-славянского союза на основе общей индоевропейской культуры в противопоставление атлантистам.

Появился и новый фактор — наше политическое положение приближается к положению Сербии. Во многом и Россия, и Сербия противоречат Европейскому союзу. Российская Чечня и сербское Косово заставляют нас понимать проблемы друг друга.

Военно-политическое вмешательство в дела Сербии со стороны России связано со стремлением защитить права славян страны и доказать справедливость борьбы сербов с албанцами. В своём труде «Биология войны» Г.Ф. Николаи пишет про борьбу: «это право единственное, которое можно вообще признать подлинным естественным правом». И вообще, если говорить о правах, то по какому праву албанцы могут взрывать чужие церкви, сжигать чужие селения и настаивать на отделении Косова от Республики Сербии и Черногории (бывшей Югославии)?

Э. Кабэ пишет: «Какие права считаются естественными? — Главные из них: право существования и право использовать все свои физические и умственные способности». Как мы видим, албанцы в Сербии нарушают одно из главных естественных прав любого человека — существовать.

Современная экспансия со стороны НАТО, а также насаждение среди славянской молодёжи различного рода псевдоценностей со стороны Запада заставляют славян стремиться к объединению, взяв общеславянскую культуру в качестве идеологии, которая может дать отпор враждебному для славян влиянию.

Кроме того, после развала Советского союза и падения социалистического строя в России появилась потребность в смене ценностных ориентиров. При этом западная «теология рынка» совершенно не подходит для русского менталитета. Я считаю, что сегодня ближе всего для России возвращение к православным и другим традиционным ценностям. И само по себе это обуславливает сегодняшнюю потребность России стремиться к созданию Греко-славянской цивилизации от Камчатки до Балкан, а также поддерживать сербов в Косовском конфликте, поскольку в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви сказано: «православный христианин призван любить своё отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру…»1

   История русско-сербских отношений.

«Возьми свой меч — будь Сербии сестрою,

Напомни миру сгинувшую Трою!»

(С. Есенин «Греция»)

Впервые на южнославянские народы, как на потенциальных союзников обратил внимание ещё Пётр I, планируя поднять на войну с Турцией Европу. Однако его планы так и не осуществились.

Дипломатические отношения между Россией и Сербией исторически складывались неоднозначно. Поначалу территория Балканского полуострова находилась под влиянием Османской империей, а затем Турция начала терять свои позиции и данная территория начала переходить под влияние Австро-Венгрии, Германии и России. Об этом говорили такие международные договоры, как Адрианопольский мир \1829г.\, вследствие которого Россия получила земли на левом берегу нижнего Дуная и восточный берег Чёрного моря, Астрахань. Молдавия, Валахия и Сербия получили автономию под покровительством Российской империи, декларация в Балта-Лимане \1849г.\, в результате которой было установлено наблюдение в Молдавии и Валахии русскими и турецкими комиссарами. Затем были заключены консультативное соглашение \1873г.\ с Австрией, Берлинский меморандум \1876г.\ с требованиями к Турции, соглашение об оккупации Боснии и Герцеговины Австрией, а Юго-Западной Бесарабии — Россией \1876г.\, секретная конвенция, которую подписывает Австрия о благожелательном для России нейтралитете в случае войны с Турцией \1877г.\. Значительную помощь сербам оказали русские в Русско-турецкой

войне \1877-1878гг.\ (см. Приложения, иллюстрации и фотографии).

По окончанию последней был заключён Сан-Стефанский мир \1878г.\, давший Черногории, Сербии, Румынии и Болгарии независимость и укрепил позиции Австро-Венгрии и России на Балканском полуострове. Дальше последовал Константинопольский договор \1879г.\, утвердивший изменения в Сан-Стефанском мире, принятые на Берлинском конгрессе, договор о нейтралитете России с Австрией и Германией \1881г.\, встреча Александра III с Вильгельмом I \1881г.\, соглашение о сохранении равновесия на Балканском полуострове \1897г.\ России и Австрии.

В конце XIX века на территории Австро-Венгерской империи проживало множество славянских народов, из которых чехи и словаки составляли 16,5% всего населения страны, 16,5% — сербы и хорваты, 10% — поляки, 8% — украинцы и словенцы. Это порождало немало конфликтов внутри империи, так как славяне стремились к национальной независимости. Хорватские, сербские, румынские крестьяне часто трудились на венгерских магнатов, украинские же крестьяне — на польских помещиков. Это неравенство ещё более усугубляло межнациональные конфликты Австро-Венгрии. Аннексия Австрией Боснии и Герцеговины \октябрь 1908 г.\ вызвала резкое обострение в отношениях между сербами и австрийцами. Сербия подвергла австрийскую политику критике и Российская империя её в этом поддержала.

Кульминацией конфликта стала пропагандистская борьба между «Военной партией» Австрии, которая боролась за подготовку к войне с Сербией против сербских и хорватских националистических организаций, желавших поднять освободительное восстание среди южных славян, живших на территории Австро-Венгрии, с целью создания единого Югославянского государства.

При поддержке России и согласия на то Франции и Англии был заключён союз трёх государств: Болгарии, Сербии и Греции \март 1912г.\. Своей целью союз ставил отобрать у Турции и разделить между собою территорию Македонии. К союзникам присоединилась Черногория на основе устного договора с Болгарией.

В октябре в 1912 г. началась война с Турцией, названная Первой Балканской. Союзники в ходе войны подошли к Стамбулу. 21 апреля 1913 г. к ним примкнула восставшая Албания и провозгласившая свою независимость.

Лондонский мирный договор утвердил переход почти всей, исключая Стамбул, европейской территории Турции к победителям \21 апреля 1913г.\.

Вскоре после победы в Первой Балканской войне бывшие союзники начали междоусобную войну, которую назвали Второй Балканской. В ней Россия снова поддержала Сербию. Мирный договор в Бухаресте \10 августа 1913 г.\ был подписан на выгодных для Сербии условиях. Она получила большую часть Македонии. Но сама война накалила ситуацию на Балканах.

28 июня 1914 г. сербский националист из организации «Чёрная рука» Гаврила Принцип убивает эрцгерцога Австро-Венгрии Франца Фердинанда, главу «Военной партии» в Сараево.

Это убийство знаменует начало Первой мировой войны. Австро-Венгрия выдвигает унизительные и практически невыполнимые для Сербии условия (немедленно распустить антиавстрийские организации, уволить за антиавстрийскую пропаганду со службы всех, на кого укажут австрийцы и допустить к расследованию убийства Франца Фердинанда австрийских чиновников). Эти условия Сербия выполнить не смогла, не смотря на все попытки решить проблему миру, и Австро-Венгрия объявила ей войну \28 июля 1914 г.\. Россия, стремившаяся сохранить своё влияние на южных славян, а также опасаясь за судьбу Сербии, быстро провела мобилизацию и вступила в войну.

Этими действиями она предотвратила поражение сербов, заставив австрийцев перекинуть свою армию из-под осаждённого Белграда навстречу российской армии. Сербское восстание в тылу немецких войск ослабило фашистское наступление на Москву \1941г\. За четыре года сербы уничтожили около полумиллиона немцев, а затем Красная армия помогла им освободить северо-восточные районы Югославии и Белград \осень 1944г.\. Среди сербских повстанцев преобладали коммунисты, а потому после войны они занимали ведущую роль в югославской политике. К власти пришла Коммунистическая Партия Югославии (КПЮ) с Тито ИосипомБрозом во главе, состоявшем когда-то в Коминтерне и возглавлявшем Национально-освободительную армию Югославии (НОАЮ). Это сблизило Югославию с Советским союзом.

Однако в 1948 г. Сталин потребовал от югославского руководства координации его внешней политики из СССР. КПЮ отвергло это требование. За это она была обвинена в отступлении от марксизма-ленинизма, а также в буржуазном национализме. Это вызвало конфликт КПЮ с КПСС и некоторое время Югославия и Советский союз были в холодных отношениях друг с другом. Но затем социал-демократы КПЮ сдали свои позиции и уступили левым социалистам, сторонникам сталинской политики.

КПЮ сменил Союз коммунистов Югославии (СКЮ), который создал во многом сходную со сталинской модель социализма. А то есть, монополия партии на власть, административно-командная система управления, господство общественной собственности над средствами производства.

А вот ещё интересный момент в русско-сербских отношениях. На территорию Российской империи Австро-Венгрия разрешила уйти около полутора тысячам сербов. Им разрешили поселиться на границах с Крымским ханством. Крепость, которая была основана для них в 1752 г., называлась Новой Сербией.И там русские казаки и сербы совместно защищали границы России от крымских татар и турок.

Во время Октябрьской революции вместе с Белой гвардией сражались против Красной армии панслависты из различных славянских стран — сербы, поляки и чехи. В декабре 1941 г.

Русские же поддержали сербов в Гражданской войне в Боснии \1992 — 1995гг.\, и когда начался Косовский конфликт \1999г.\.

Русский доброволец Гражданской войны в Боснии Михаил Поликарпов в своей книге «Русская сотня. Наши в Сербии» пишет:

«Феномен добровольческого движения органично вписан в русскую традицию.

Русский офицер, грек по национальности, Ипсиланти «со товарищи» пытается

освободить Грецию в 1821 году; русские добровольцы генерала Черняева воюют в той же Боснии в 1870-х годах. Мне довелось прочесть книгу Николая Максимова «Две войны», посвященную действиям русских добровольцев во время антитурецкого восстания сербов в 1870-х годах, а затем — Российской Армии во время освобождения Болгарии. В книге много параллелей с недавними событиями. Еще больше позабавило меня то, что я нашел там своего однофамильца. Какой намечается сюжет — имеющий к тому же реальную подоплеку! Некая генетическая тяга на Балканы господ (граждан) Поликарповых. Быть может, предка и потомка, разделенных пятью поколениями. Но это — для авторов художественных книг»

Как мы видим — русские и сербы на протяжении всей истории поддерживали братские отношения.

Враги славян всегда опасались проявлений панславизма. Это доказывает и то, что Австро-Венгерская империя постоянно мешала русским создавать единое Славянское государство, которое могло бы угрожать Австро-Венгрии, Турции и всей пангерманской Европе. Разве не подтверждают боязнь европейцев к славянам слова германского императора Вильгельма II Гогенцоллерна: «с сербами надо покончить, и именно сейчас!»?

Почему Вильгельм так спешил? Просто он знал, что сербов поддерживает Россия, а также все славяне, находящиеся под властью Австро-Венгрии. Именно среди угнетённых австрийцами славянских народов появились первые панслависты. Люди, верящие в объединение всех славянских стран в единое Славянское государство.

Это была самая страшная для врагов славян идея. Мыслимо ли, что появится огромное славянское государство из России, Украины, Белоруссии, Польши, Чехии, Словакии, Словении, Хорватии, Болгарии, Сербии, Черногории, Далмации и Македонии. Не удержусь от пафоса: если русские отдельно от остальных славян не дают покою могучему и сверхразвитому Западу, то понятно, отчего идея панславизма вызывает такую агрессию со стороны него сегодня.

   Русско-сербские отношения сегодня.

Для нас, для славян, для потомков героев,

Что некогда жили в бескрайних снегах,

Лишь призрак-Полтава, лишь тень — Куликово,

Лишь сон — Кунерсдорф, Порт-Артур, Сталинград…

(И. Маслов)

Братские отношения между Россией и Сербией — основа современного панславизма. И их поддерживают и политологи России, и многочисленные патриотические движения и партии, и рядовые русские люди.

Вспоминает Игорь Г. из 2-го Русского Добровольческого Отряда в Боснии 1992-1993 гг.:

«Отряд, то увеличиваясь, то сокращаясь (от 10 до 25 человек — так колебался его состав), переезжая с места на место, существовал до ноября 1993 года, когда его знамя сдали в Русскую Церковь, а оставшиеся люди перешли в 3-й РДО. Отряд воевал под Вышеградом до середины февраля 1993 года, потом, до конца марта, — под Тузлой. Дальше он переехал в Подграб и в Сараево. Менялись люди (автор вернулся в Россию в начале апреля 1993 г.), менялись командиры. Были неудачные и удачные бои, трофеи, потери…

Описать всю историю отряда в журнальных статьях сложно, да и не нужно. Это под силу лишь целой книге. Тем более что были и другие отряды — 1-й РДО в г. Требине, 1, 2 и 3 сводные казачьи сотни в Вышеграде, ещё действует 3-й РДО под Сараево.

В заключение хочется сказать только, что мы гордимся нашей принадлежностью к 2-му РДО, внесшему небольшой, но всё же реальный вклад в защиту Сербской Боснии, в сохранение традиций русско-сербского военного братства»

Поделюсь своими наблюдениями. Привожу слова своих знакомых:

Мой друг — Антон Соловьёв, однажды, при встрече, это было ещё в 1999 г., сказал мне:

«Американцы бомбят нашу Югославию…»

Другой мой друг — Алексей Терехов, отец которого был дипломатом на Балканах (и вследствие этого Алексей тоже бывал в тех местах) заметил, что балканские народы не такие сильные люди, какими представляю их я.

«Я был в Албании, там люди слабые духом, вот сербы да, они сильные» — добавил он.

Также приведу слова Михаила Поликарпова:

«Итак, в 1991-1992 годах Югославия, как и Советский Союз, распалась. Сербы вне старой союзной республики Сербия создали два своих непризнанных «цивилизованным миром» государственных образования — Сербскую Краину во главе с Миланом Мартичем и Республику Сербскую в Боснии — с куда более известным РадованомКараджичем у руля.

Босния. Почему это слово отзывается такой болью в моем сердце…

В Югославии Босния считалась уникальной природной крепостью, труднодоступной

для вражеских армий, оправдавшей свое реноме еще полвека назад. И потому-то

здесь сосредоточен основной военно-промышленный потенциал погибшей Югославии — в случае войны Тито был готов тут сражаться хоть с НАТО, хоть с Советским Союзом. Но когда крепость неприступна для нападения извне, надо что? — поднять мятеж, расколоть ряды ее защитников.

Когда Югославия распалась, боснийские сербы, фактически брошенные на произвол судьбы официальным Белградом, создали свою собственную республику во главе с поэтом Караджичем.

Борьба шла на два фронта — противхорват и мусульман. В этой войне хорват и

мусульман поддерживают США и многие европейские страны, Турция и Саудовская Аравия. У них — миллиарды долларов и горы оружия. У сербов Караджича — ничего, кроме храбрости и упорства. И мое место ТАМ»1

Последние события в Косово и Метохии вновь подтвердили дружбу наших народов. На снова всколыхнувшийся конфликт сербов и албанцев перед албанским посольство в Москве был устроен митинг 3 апреля 2004 г. (см. Приложения, иллюстрации и фотографии).

Над митингующими реяли чёрные знамёна с ликами Спаса, плакаты с фразами «Запись в Движение Против Нелегальной Иммиграции», красные знамёна с серпом и молотом от НБП (Национал-большевистская партия), знаменитый сербо-русский флаг, Андреевские флаги (наши государственные флаги — триколоры), державный флаг России, лик почти святого Евгения Родионова, погибшего в Чечне, отказавшись отречься от Православия.

И в этот момент во многих странах мира по телевизорам показывали этих людей, которые бросили работу, свои домашние дела и прочие повседневные заботы, приехали из разных городов. Всё, для того, чтобы именно сегодня явиться сюда, именно на эту площадь и устроить митинг в поддержку далёкой, но любимой и родной Сербии, где сейчас сражались братья с порождениями зла, которых и людьми-то трудно назвать. Албанцами, взрывающими православные храмы, разоряющими могилы, лишая кости умерших земли, хоронящими в сожженных сёлах трупы убитых ими же сербских девушек только из-за того, что те родились сербиянками и православными. Оскорбление могил, кстати, запрещено статьёй 17 Женевской конвенции и этой же конвенцией отмечены права гражданских лиц на уважение их личности, религиозных убеждений и обрядов, а также запрет на запугивание и любые акты насилия (Раздел III Ж.К. ст.27) и террор против них (Раздел III Ж.К. ст.33), но албанцев вряд ли это интересует.

Души и сердца русских людей в этот час были с сербами и с Косово. Как раз за 7 дней до Пасхи, когда в этот священный праздник всех христиан НАТО начало бомбить Сербию каких-то пять лет назад, нарушая тот же Раздел III Ж.К. ст.27… Это не только сербская война, но и «ЭТО НАША ВОЙНА!»

Известен лозунг сербов: «Нас 120 миллионов!». Ведь самих сербов явно и половины этой цифры не наберётся! Они имеют в виду ещё русских, своих братьев, этими словами. Моя знакомая писательница, пишущая под псевдонимом Elephant, вот что рассказала мне:

«Однажды в Югославии гид, который провел со мной весь день, отказался взять деньги. На мои уговоры, он сказал фразу:

» Бог на небе, а русские на земле».

Из статьи Натальи Лебедевой:

«В субботу в серии «Жизнь замечательных людей» по ОРТ рассказывали о знаменитом режиссере-философе Марлене Хуциеве. Будучи человеком уже далеко не молодым, прошедшим войну, много видевшим и перечувствовавшим, он произнес замечательные слова: «Россия внесла громадный, удивительный вклад в историю человечества. Если бы русские вдруг восприняли идеологию прагматизма и стали бы согласно ей жить, это было бы для Земли такой же катастрофой, как если бы она разом лишилась своих зеленых покровов».

Хуциеву вторит принц Сербский Станислав, сын последнего короля Сербского Александра Карагеоргиевича, убитого в 1934 году в Марселе. Принц Станислав был вынужден эмигрировать в Англию, а сейчас вернулся на родину, чтобы продолжить дело своих предков и сохранить их наследие. Вместе с женой-англичанкой и двумя сыновьями он остается под бомбами в Белграде. Передавая сердечный привет русскому народу, он с волнением сказал: «Спасибо вам за поддержку. Без этой поддержки мы не имели бы никакой другой, так как у нас нет друзей за рубежами родины. Особенно мы благодарны Его Святейшеству Патриарху Алексию II за то, что он встал на защиту не только Православной Церкви, но и всего сербского народа»»

Два года назад я впервые захотел разобраться до конца, кто более прав? Сербы или албанцы? Хотя симпатии были на стороне сербов, но… Я не безголовый фанатик, а разумный человек.

И вот я просмотрел небольшой архив старых новостей в газетах. Перед моими глазами предстали селения, где захоронены албанскими террористами останки мирных сербов, разграбленные и поруганные православные храмы, как Симонида, продажа наркотиков албанцами среди сербов, пытка в албанских застенках сербских журналистов, писавших статьи о сербо-русской дружбе. Пытка, к слову, тоже запрещена ещё на Женевской конвенции в главе VIII ст.50.

В бессильной ярости я отшвырнул газеты. Отчаянье, желание помочь хотя бы мыслями, словами сербам — вот что охватило меня!

С тех пор я стал в ряды сербофилов, коих сегодня много среди националистов, коммунистов, национал-большевиков и идейных демократов. Сербофилы — так называют людей, поддерживающих действия сербов на Балканах и высоко ценящих русско-сербское братство. Нередко они интересуются сербской культурой, историей, литературой и музыкой (сербская музыка, кстати, довольно популярна среди московских меломанов).

Вдумайтесь! Так называемый «злобный» сербский националист ИосипБроз Тито (сын хорвата и словенки) поселил албанцев жить в Косово, после того что во Второй Мировой Войны они делали с сербами, а теперь они невесть что о себе возомнили и требуют, чтобы им отдали Косово. Отнять Косово у сербов, всё равно, что отнять Куликовское поле у русских. Косово — памятник великой сербской трагедии. Сколько песен о Косово сочинено сербами? Великое множество. Там погибали предки сербов, проливая кровь за Родину…

Ещё один момент, доказывающий факт сербо-русской дружбы: письмо писателей России к Милошевичу с одобрением его действий. Милошевич — герой. Бесспорно он — настоящий вождь.

При такой дружбе, казалось бы, объединение так близко! Но «гуманная и цивилизованная» Европа всячески противится объединению. К её оправданию, однако, скажу, что сегодня она — не та главная антирусская и антисербская фигура. Главная фигура — США. Западу очень не нравится, что славяне могут объединиться. Ведь стоит России и Югославии воссоединиться, как остальное объединение пойдёт по инерции. Россия — и так огромна, а если она превратится в Общеславянскую страну?

Тогда США будет снова второй, а не первой по силе империей мира, как во времена СССР. Этого достаточно, чтобы не хотеть воссоединения России и Югославии.

К чести Европы признаю, что многие серьёзные политологи её считают действия НАТО против Югославии — «идиотически-злодейскими».

   Суть Югославского кризиса

На сербской земле, так с российскою схожею,

Беда навалилась совсем как тогда —

Деревни и села и церкви там сожжены

И, как в сорок первом, горят города.

(А. Сталь «О важном и грустном»)

Балканы нередко называют «пороховой бочкой» Европы, поскольку именно здесь находятся истоки Первой Мировой войны, а также многочисленных европейских конфликтов и войн.

С чем это связано? В первую очередь надо отметить, что именно здесь находится стык трёх враждебных друг другу цивилизаций: Западной (католической), Православной и Панисламской. Здесь сказалось влияние на балканские народы трёх империй: Византии, Турции и Австро-Венгрии. Большинство греков,

сербов, черногорцев, болгар, македонцев, румын и молдаван сохранили в своих культурах духовное наследие Византии. Албанцы и омусльманившиеся славяне (некоторые сербы и болгары) приняли исламскую культуру, которую принесли им с Востока турецкие завоеватели на своих саблях (и до сих пор поддерживают её).

Находившиеся же под влиянием Австро-Венгрии далматы, хорваты и словенцы тяготеют больше к Западу. Это и привело к многочисленным межконфессиональным конфликтам, которые постепенно переросли в межэтнические.

Северо-Атлантический союз (НАТО), оправдывая своё вмешательство в Югославский кризис, часто

ссылается на международные правовые принципы. Но рассмотрим этот вопрос внимательнее.

Если целью американцев во вмешательстве в Косовский конфликт было соблюсти принцип равноправия и самоопределения народов и наций (т.е. албанцев), то почему из-за этого должны страдать исторические территории Сербии?

У албанцев есть своё государство, уж если на то пошло, к которому они и хотят присоединить Косово, и потому действия их — нарушение принципа территориальной целостности Сербии.

И потом возникает вопрос: почему из США, если они так пекутся о правах других национальностей, так равнодушно смотрят на борьбу за автономию палестинцев и курдов? Там дела гораздо больше требуют вмешательства. Если США по силам оказался даже могучий Ирак, то наверно уж они смогли бы установить справедливость и в Секторе Газа, и в Курдистане. Но нет. Израиль и Турция — официальные союзники НАТО, а Оджалан и Арафат, конечно, злобные террористы (это притом, что Дудаев, Басаев и Ругова — герои освободительных войн). Ясно, что борьба за права человечества и против международного терроризма — ни больше, чем прикрытие стремления разрушить остатки социалистического лагеря и навязать свой мировой порядок в непокорных странах.

И, конечно, когда на лозунги албанцев «Косово — республика!», «Мы албанцы, а не югославы», «Косово — косоварам», сербы (наконец!) ответили своими: «Сербия — сербская», «Серб за серба» и открыто встали на защиту своей земли, американцы этим воспользовались.

Налицо грубое нарушение международного принципа невмешательства во внутренние дела государств: не санкционированное Советом безопасности ООН силовое вмешательство во внутренние дела Югославии, а также смещение правящего режима республики Сербии и установление там своего — демократического. При этом вмешательство НАТО ничего не изменило. Военные действия в Косово не только не прекратились, но и ещё началась албанская экспансия в Македонию. А вот сербы оказались в ещё худшем положении, чем раньше. Без Милошевича, под началом НАТО и купленной демократической верхушки во главе с Воиславом Коштуницей, которая расправляется с патриотическими и националистическими демонстрациями своего народа с помощью слезоточивого газа, резиновых пуль и даже различных ядовитых элементов. Примечательно, что в то время как ряд православных церквей (Симонида и десятки других) уничтожаются — только в одной Боснии и Герцеговине уничтожено 70 церквей, начинается довольно активное строительство мечетей на территориях Сербии и Сербской Краины в Боснии и Герцеговине (под защитой и надзором ООН). А на строительство новых православных храмов наложен негласный запрет! Вот так демократия…

Кроме того, мы видим, что в Косовском конфликте был цинично нарушен принцип запрещения применения силы и угрозы силой.

13 октября 1998 г. под угрозой вторжения войск НАТО в Югославию, Милошевич подписал соглашение о прекращении военных действий полицейских отрядов в Косово. Но эти серьёзные уступки почти ничего не изменили. В резолюции Совета Безопасности ООН Љ1203 было сказано, что Югославия представляет собой угрозу миру и безопасности в Косово. 6 февраля 1999г. была проведена Мирная конференция, на которой сербы пытались добиться гарантий своей территориальной целостности. Ей было, однако, в этом отказано. Представители НАТО под угрозой бомбёжки требовали сербов подписать мирный договор (в случае этого на территорию Косово вводились американские войска). Сербы отказались. Переговоры зашли в тупик, косовским албанцам было разрешено подписать одностороннее соглашение. А 24 марта началась бомбёжка Югославии в месть за срыв переговоров и длилась несколько недель. Не щадили ни школы, ни больницы, ни лагеря для беженцев. Разрушались церкви, памятники, заповедники, автомагистрали, частные дома, склады и мн. др. Огромное количество мирных людей погибло под бомбами американских «гуманистов». Всего на Югославию было сброшено 800 крылатых ракет и 3000 тонн взрывчатки. Сербам, наконец, пришлось разрешить войскам американцев взять под контроль Косово.

Американцы оправдывают свою оккупацию Косово тем, что Милошевич устроил геноцид албанцев. Но и в этом вопросе возникает неоднозначность. Геноцид албанского населения? Странно, что сербы вообще так долго терпели.

«Всех сербов-старожилов из Косова выгнать… сослать в концентрационные лагеря в Албанию. А сербов-переселенцев надо убить»1 — заявил ещё в июне 1942г. премьер-министр правительства Великой Албании М. Кроя. И с апреля по август 1942г. албанцами было уничтожено 10 тыс. сербов. А 100 тыс. бежало из Косова.

В 50-60-х гг., после того, как было создано «Революционное движение за объединение албанцев» во главе с АдемомДемачи, началось гонение на православное население, осквернение церквей, памятников и кладбищ.

С 1981-1991гг. в Косово царил открытый террор против сербов и черногорцев. За эти десять лет из 635 славянских поселений осталось лишь 216. Из сербского населения Косова — менее 10% от населения автономного края.

В 1998 г. Освободительная Армия Косова (целью её было присоединение Косово и населённых албанцами территорий в Черногории и Македонии к Албании) устроила взрывы в македонских городах Гостивар, Куманово и Прилеп. При этом погибло множество мирных сербов и албанцев, лояльных Югославии. Это было начало так называемой албанской революции. За взрывами последовали военные действия албанских повстанческих отрядов против сербских полицейских армий. Призывы правительства Югославии не возымели должного результата. Албанцы выгоняли из сербских селений Косова всех христиан, разрешая им вернуться лишь в случае принятия мусульманства. Для того, чтобы заставить славянское население принять ислам производятся обстрелы жилых домов, похищение детей, избиение стариков и женщин.

После этого обвинение сербов в геноциде против албанцев кажется невиданным лицемерием. Как говорил Максим Горький:

«Если враг не сдаётся — его надо уничтожить».

Из всего перечисленного выше явно видно, как наивно полагать, что действия НАТО продиктованы международными правовыми принципами.

В 1948 г. в директиве Совета национальной безопасности Љ20\1 ставилась цель «разрушить русское военное влияние и доминирование в зонах, прилегающих, но находящихся вне границ любого русского государства» 2

С тех пор НАТО всеми силами пытается уменьшить влияние России за рубежом. Постоянно стремясь к этому, американцы сначала добились распада Советского союза и ОВД, а теперь принялись за осколки социалистического лагеря. Как отмечает А.Р. Тузиков в своей книге «Основы геополитики»:

«Началась борьба за геополитическое наследство СССР. Сегодня ставится под сомнение исключительность суверенитета национальных государств на своих территориях. Возникли идеи «ограниченного суверенитета», «права на гуманитарную интервенцию», «приоритета международного права и соблюдения прав человека». Войны в Югославии (1999 г.) и Ираке (2003 г.) велись именно под этим идеологическим прикрытием. На деле это означает, что отныне ни одна страна не может считать себя неприкосновенной перед лицом «мирового сообщества» во главе с США. Новый мировой порядок обретает черты униполярной системы во главе с США («PaxAmericana»)…»3

Приведу также отрывок из статьи о русском панслаизме известного русского демократа-идеалиста Бориса Хорева:

«В геополитическом плане США торопятся довершить дело, начатое в результате мирного разгрома СССР, преданного горбачевыми, ельциными, назарбаевыми, шеварднадзе и прочими иудами из иуд. НАТО идет на восток, к границам России, и Югославия, стоящая на независимых позициях, для них как кость в горле. Велико желание «проучить сербов», хотя на поверхности вся кампания сводилась к «несговорчивости Милошевича», который, кстати, соблюдает в своей стране все демократические нормы, о которых так печется Запад. Хорошо просматривается и антиславянский по сути дела крестовый поход, и то, что правящий режим Болгарии в очередной раз оказался на стороне агрессоров, этого не умаляет, как это было и в двух мировых войнах. Если сломается Сербия, то это станет самым тяжелым ударом для России после преступного и идиотского уничтожения СССР»1

Для того чтобы противостоять этому новому мировому порядку, мы должны объединяться с близкими нам народами и в первую очередь с южными славянами, то есть эта проблема должна решиться через панславизм и создание Греко-славянского мира или через реализацию идей новых правых о Европе от Атлантики до Урала.

   История панславизма

Опально-мировое племя,

Когда же будешь ты народ?

Когда же упразднится время

Твоей и розни, и невзгод,

И грянет клич к объединенью,

И рухнет то, что делит нас?..

Мы ждём и верим провиденью —

Ему известны день и час…

(Ф. Тютчев)

Панславизм зародился в конце 18 века среди западных славян, находившихся под властью Австро-Венгерской империи. Ярким панславистом того времени стал чехо-словацкий поэт — Ян Коллар.

Многие его стихи призывали к объединению славян, чтобы освободиться от гнёта империи Габсбургов.

Например, вот призывы поэта в знаменитой его поэме «Дочь Славы»:

Соединимся ж все мы без изъятья:

Серб, русский, чех, болгар, поляк,

Один к другому кинемся в объятья —

Одна хоругвь, один да будет стяг;

Забудем всё, что было, будем братья —

И дрогнет супротивный враг!

При этом Ян Коллар высоко ценил славянское прошлое, в чём проявлялась близость его к русским славянофилам. Например, ему принадлежат такие строчки:

Там где мрамор сверкал на дворцах громовержца Перуна,

Чернь из обломков колонн скотские строит хлева.

Там, где славянка-краса распевала в зелёной дубраве,

Песни умолкли теперь, певчие немы уста,

Где поднимала чело старославнаяАркона к небу,

Башен обломки крошит гостя чужого нога…

Подобные идеи разделяли и другие западнославянские поэты-панслависты: хорватский поэт-революционер СильвиеСтрахимирКраньчевич, словацкий поэт СамуэльТомашик, чешский поэт Вацлав Ганка и многие другие.

Идею панславизма с интересом приняли в Российской империи. От западных братьев она передалась русским мыслителям. Её поддержали некоторые славянофилы, в том числе Аксаковы, Хомяков и Леонтьев, увидев родственность панславизма своим идеям, а также декабристы.

Панславизм становился всё сильнее и сильнее, и апогей его случился в 1877 году — в начале Русско-турецкой войны. Тогда русские, болгары, сербы и черногорцы совместными силами разгромили османские войска, минуя самые тяжёлые препятствия. Славянство стояло на заре создания государства панславизма. Охваченный энтузиазмом генерал М.Д. Скобелев известный, как «Белый паша» — любимый герой русских, сербов и болгар в Русско-турецкой войне, сказал:

«Я рисую себе в будущем вольный союз славянских народов, племён. Полнейшая автономия у каждого, одно только общее — войска, монета и таможенная система. В остальном живи, как хочешь, и управляйся внутри у себя, как можешь».

Однако неумение русских императоров пользоваться победами, осторожность их перед европейскими монархами сделали и эту победоносную войну практически пустой и неприбыльной для самой Российской империи, южные славяне же кое-какую выгоду имели — они получили автономию от Османской империи и перешли под русское покровительство.

Идея панславистов 18-19 вв. — революционная в Австро-Венгрии и Османской империи — предполагала объединение всех славян под властью Православного русского царя. Всех славян, кроме Польши, лишённой, по их мнению, славянства. Вскоре идея панславизма стала пользоваться недоверием и у власти Российской империи, хотя и была менее опасна, чем идеи западников.

Постепенно панславизм стал перетекать в более радикальную идею, чем изначально. Деятель русского и мирового революционного движения, идеолог анархизма — Михаил Бакунин провёл Славянский съезд в Праге (после этого Славянские съезды стали традицией) и на нём осветил такую идею: панславизм должен стать путём к интернационализму.

Резко против бакунинского панславизма выступал Тютчев. Он был убеждённым монархистом, хотя понимал все его минусы и довольно критично относился, например, к Николаю I. Тютчева совершенно не устраивало анархическое толкование «всеславянской» идеи, так как он считал, что панславизм — это миссия русского царя. Фёдор Тютчев был убеждён в том, что Россия должна создать Греко-славянскую православную цивилизацию с тремя столицами — Москвой, Петербургом и… Константинополем. В его стихах звучат прямые призывы к этому. Например в стихотворении «Пророчество», отрывок из которого использовал Н.Я. Данилевский эпиграфом к своей знаменитой работе «Россия и Европа»:

И своды древние Софии

В возобновленной Византии

Вновь осенят Христов алтарь!

Пади пред ним, оЦарь России,

И встань, как Всеславянский Царь!

Тютчев представлял поколение поздних панславистов — наследников Аксаковых, Киреевского, Хомякова и др. В это поколение входили также Данилевский, Леонтьев и Бальмонт. Данилевский и Леонтьев, подобно Тютчеву считали, что Россия, как достойная наследница, должна воплотить в себе возрождённую Византию. Впрочем, эта идея была далеко не новой. Ещё в 16 веке при Иване III существовала идеология «Москва — Третий Рим».

Это «панправославная мессианская идея, имеющая геополитическое содержание. После взятия Константинополя турками (1453) и падения Византийской империи осталось единственное независимое православное русское государство. Москва объявляет себя правопреемницей Византии и провозглашается Третьим Римом, покровительствующим единоверным народам. Псковский монах Филофей писал: «Два Рима пали, третий стоит, а четвёртому не бывать». Древний Рим пал ввиду отхода от «истинного христианства». Затем Византия изменила христианству, пойдя в 1439 г. на заключение Флорентийской унии с римско-католической церковью. Следствием этого было падение империи под натиском турок. Москва, не признавшая унии, стала мировым христианским центром»1.

Эпоха революционного и позднего панславизма сменилась панславизмом Советским, строящимся на интернационалистических и социалистических идеях.

Кульминация Советского Панславизма происходит во время Второй Мировой войны и продолжается долгое время в 60-х годах.

Вот что говорил И.В. Сталин о Советском (или вернее Социалистическом) панславизме:

«Теперь много говорят о славянофилах. Нас зачастую сравнивают со старыми славянофилами царских времен. Это неправильно. Старые славянофилы, например, Аксаков и другие, требовали объединения всех славян под русским царем. Они не понимали, что это вредная идея и невыполнимая.

Славянские народы имеют различные общественно-бытовые и этнографические уклады, имеют различные культурные уровни и различное общественно-политическое устройство. Географическое положение славянских народов также мешает объединению. Мы, новые славянофилы-ленинцы, славянофилы-большевики, коммунисты, стоим не за объединение, а за союз славянских народов. Мы считаем, что независимо от разницы в политическом и социальном положении, независимо от бытовых и этнографических различий все славяне должны быть в союзе друг с другом,.. <… >Есть разговоры, что мы хотим навязать советский строй славянским народам. Это пустые разговоры. Мы этого не хотим, так как знаем, что советский строй не вывозится по желанию за границу, для этого требуются соответствующие условия. Мы могли бы в Болгарии установить советский строй, там этого хотели. Но мы не пошли на это. В дружественных нам славянских странах мы хотим иметь подлинно демократические правительства».

Однако в действительности Сталин был сторонником русского фундаментализма, поэтому сочетал идею панславизма с имперской идеей. Россия всё равно, по его убеждению, должна была доминировать. (см. Приложения, иллюстрации и фотографии) В этом он был последователем идей Тютчева, Данилевского и др. поздних панславистов.

   Панславизм сегодня

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —

Быть может спаяно железом лишь и кровью…»

Но мы попробуем спаять его любовью, —

А там увидим, что прочней…»

(Ф.Тютчев)

Какие причины того, что, казалось бы, старая идея панславизма, возникшая в 18-19вв. была востребована и во времена Российской империи, и в Советские времена, и даже сегодня?

На этот вопрос отвечает Борис Хорев:

«Мы видим, как на глазах иссякают живопроизводящие силы русского, украинского и белорусского народов, попавших в зону депопуляции, сокращения численности населения, и не очень отличаются от них и народы Югославии, больше других вместе с восточными славянами пострадавшие в 2-х мировых войнах ХХ века, подорвавших их генетические силы. Германизуются Чехия, Словения, Хорватия, а в независимой Польше ее западные земли скупаются более богатыми немцами. Пока еще держалась наиболее близкая к нам Словакия, но и там к власти пришел президент из словацких немцев. Болгария же при своих царях придерживалась прогерманской ориентации и в 2-х мировых войнах, получив независимость от России, ее не поддерживала, как не поддерживает и теперь, после поражения социалистической Болгарии».

Вполне реально, что без «славянских ручьёв» может иссякнуть «русское море», о чём говорил Александр Сергеевич Пушкин.

Сегодня, когда в огромных размерах Россию заселяют иммигранты из кавказских стран, Китая, Кореи, Вьетнама и даже из стран Африки. При этом они ведут себя в России, как хозяева, формируют диаспоры, которые всё больше и больше набирают сил и растут в численности в то время, как русское население убывает.

Весьма показательно, что панславизм поддерживали многие русские классики и мыслители: Чехов, Пушкин, Гоголь, Тютчев, Бальмонт, Данилевский, Леонтьев, декабристы и мн. др. Кроме них известные поэты многих славянских стран: Ян Коллар (Чехия или Словакия?), Вацлав Ганка (Чехия), Адам Мицкевич (Польша), Иван Вазов (Болгария), ДобриЧинтулов (Болгария), ДжюраЯкшич (Сербия) и многие другие.

Несколько иной взгляд, чем у Бориса Хорева и перечисленных выше панславистов 18-19 вв. у сербского мыслителя и политолога ДрагошаКалаича:

«В течение всего двадцатого столетия атлантисты усиленно насаждали антигерманские настроения в Сербии, хотя сколь-нибудь существенных оснований для этого не было и в помине; наоборот, сербская культурная элита, от МилошаЦрнянского до философов Вуича и Николаевича и поэта Стефановича, являлась «немецкими учениками». В сущности, германскому влиянию обязаны мы и таким явлением нашей культуры, как «сербский ренессанс» 50-х гг. Я бы советовал вам прочитать гениальный «Роман о Лондоне» МилошаЦрнянского, вышедший недавно на русском языке. Главный герой романа — князь Репин, русский эмигрант. Произведение это, по праву считающееся шедевром традиционалистского и революционно-консервативного мировоззрения, повествует о конфликте русского аристократа, не желающего поступиться своими принципами, с окружающим миром, о его, если говорить словами Эволы, «возмущении современным миром». Весьма показательно, что в «русской» прессе не появилось ни одного отклика на выход этой книги, а предложенные в периодическую печать отрывки из романа были отвергнуты ведущими литературными изданиями.

Но вернемся к нашей теме. Итак, то была систематическая антинемецкая пропаганда, которая продолжается и в наши дни. И сегодня мы должны вытравить из сознания молодых следы этой негативной пропаганды, открыть глаза нашей молодежи, пробудить у нее дружеские чувства по отношению к Германии. Особенно приятно уже сейчас видеть первые признаки этого «другого отношения». Так, например, о многом говорит тот факт, что «Общество сербско-русской дружбы», созданное нашими сезонными рабочими в Германии, переменило свое название и именуется отныне «Обществом сербско-русско-немецкой дружбы». Что это, как не идея создания малой оси, оси Берлин — Москва? Здесь я имею в виду и старые русофильские тенденции в рамках немецкого геополитического мышления, в частности в рамках движения DeutscheBewegung. Впрочем, сходные мысли о значении союза двух народов высказали независимо друг от друга два величайших ума России и Германии — Достоевский и Ницше. Что касается Достоевского, вы это наверняка знаете, а что касается Ницше, то я бы особо выделил последние фрагменты его сочинения «Проект великой германской политики», где в пункте третьем прямо указывается на необходимость создания союза между Германией и Россией. Ибо у американизма нет будущего; нет будущего у Америки, а соответственно, и у Англии.

Поэтому проект нового союза недвусмысленно рассчитан на то, что Германия освободится от власти атлантистов и примкнет к союзу славянских и германских народов, ибо союз этот берет свое начало из наших индоевропейских корней, и, как прекрасно заметил известный знаток нордической мифологии Роже Буайе, сходство между славянскими и германскими мифами настолько велико, что возникает закономерный вопрос, в каком же направлении осуществлялось заимствование, славяне ли оказывали влияние на германцев или наоборот?»

ДрагошКалаич — сторонник оси Москва — Берлин и союза славян и германцев. Впрочем, нимало национал-патриотических движений, как в Сербии, так и в России также поддерживает объединение индоевропейских (арийских) народов и их панславизм — часть панарийской идеи (некоторые называют такие взгляды — неопанславизмом). Идея панарийцев (неопанславистов) состоит в том, что славяне — это в прошлом единая нация, которая должна воссоединиться, чтобы бороться со своими врагами внутренними и внешними. Объединение должно быть выше религий, которые исповедуют славянские народы, выше разницы в культурах, оно должно учитывать только единство крови и славянского духа, и брать в помощь близость языков и культур.

Острых противоречий между панславистами, православными патриотами (сторонники объединения православных славян) и панарийцами нет. Скорее они поддерживают и дополняют друг друга.

И практически все они согласны со словами Д. Калаича:

«Если обратиться к истории Европы, мы видим, что ее центр тяжести постепенно смещается с юга на север, от Эллады и Древнего Рима до Священной Римской империи германских наций. И сегодня настала очередь славян, пришел наш черед встать во главе культуры и цивилизации Европы».

Идея панарийства возникла сравнительно давно и более известна она под название движения «новых правых».

Первым теоретиком этого движения был французский президент Шарль де Голль, который сумел добиться выхода Франции из НАТО и собирался посредством сотрудничества с континентальными европейскими странами (в том числе и СССР) создать Европу от «Атлантики до Урала». Суть этой идеи заключается в объединении индоевропейских (арийских) народов на основе общих культуры и происхождения против атлантизма.

Ни один раз предлагались различные проекты, такие как создание «Евросоветской империи от Дублина до Владивостока» Ж. Тириара, выхода континентальной Европы из-под контроля атлантизма австрийского генерала Йордиса фон Лохаузена.

Подобные идеи разделяют пользующиеся популярностью среди молодёжи музыкальные группы, играющие в стиле WhitePowerRock — Коловрат, Темнозорь, TNF, Банда Москвы, Доберман и ряд других. Они воспевают идею единства белой расы в целом. У Коловрата существует подчёркивающая братские отношения с Сербией песня «Косовский фронт», входящая в альбом «Кровь патриотов», а у TNF — песня «Тигры Аркана», посвящённая вооружённой группировке ЖелькоРажнатовича Аркана, гениально боровшейся против агрессии хорватов и албанцев (альбом «Во имя павших героев»).

Это также показывает, что русско-сербская дружба, как основа панславизма, очень важна в нынешнем нашем положении. Потому одной из главных целей России является на сегодняшний день — культурное единство с Сербией и другими славянскими странами.

На сегодняшний день русско-сербская дружба набирает всё большую и большую популярность среди общества. Растёт сила движений, пропагандирующих идеи славянского единства и сочувствующих Сербии. Это Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры (ССО СРВ), Московское Славянское Общество (МСО), Союз Добровольцев, Сербский крест, Национал-патриоты России (НПР), Союз Православных Хоругвеносцев (СПХ), партия «Русско-сербское единство» и мн. др. Растёт сила новых правых организаций ряда стран Европы (Великобритания, Германия, Италия, Испания, Швеция, Норвегия и др.), поддерживающих сербов в их борьбе с албанцами. Хотя на данный момент имеются серьёзные проблемы, среди которых одна из самых значимых — недостаток информации, но делаются все попытки преодолеть их. Когда-то Серафим Саровский предсказал объединение всех православных славян.

И сегодня хочется верить, что бессмертная надежда единства «Мессианской» России и «Небесной» Сербии, которую так долго лелеяли восточные и южные славяне, наконец, сбудется и случится это на нашем веку.

Исходный материал, книга — http://zhurnal.lib.ru/t/tihomirow_d_a/russko-serbskoebratstwo.shtml

Мнение историка и политолога Александра Львовича Янова о конфликте

Повторение пройденного.

Идейная борьба в России и косовский конфликт.

Косовская контроверза, отгремевшая над миром девять лет назад, грозит в ближайшие дни снова оказаться в центре мировой политики. Известно Косово и в Европе, и в России – правда, по разным причинам.

Европе оно принесло несколько долгих месяцев мучительных переживаний, не испытываемых ею с тех пор, как она увидела узников, освобожденных в 1945 году из гитлеровских концлагерей. В России Косово больше известно тем, что вызвало на рубеже 1990–2000-х годов раскол либеральной интеллигенции. А также тем, что стало тогда, по выражению историка и журналиста Модеста Колерова, «майским днем русского национализма» (курсив мой. – А.Я.). Впрочем, у Петра Яковлевича Чаадаева было для таких «майских дней» другое название – «патриотическая истерия». Но то было давно, в царские еще времена.

Откуда же такая разница в видении одного и того же события?

«Незадача»

В беседе с тем же Колеровым обозреватель журнала «Эксперт» Максим Соколов так сформулировал российское восприятие: «Косово шокировало либеральных деятелей потому, что они так верили товарищу Клинтону, как, может быть, не верили себе». И так отчаянно подвел их упомянутый товарищ, что «когда получилась незадача, почва ушла у них из-под ног». А Колеров уточнил: «Весна 1999-го надавала по щекам интернационалистам… Общественное мнение ждало этой последней точки, когда сам Запад надает по щекам своей пятой колонне».

Удивительно ли, что с точки зрения остального мира выглядела эта «незадача» несколько по-другому? Перед его, остального мира, глазами в Косово разворачивалась чудовищная этническая чистка, которую затеял той страшной зимой покойный сербский диктатор Слободан Милошевич, «очищая» провинцию от подавляющего большинства ее населения. По всем косовским дорогам тянулись нескончаемые живые ленты детей, женщин и стариков, изгнанных в чем были из своих домов сербскими штыками (мужчины, которых не успели расстрелять, ушли в партизаны).

Мучительно медленно тянулись эти живые ленты 24 часа в сутки по всем телеэкранам мира, вызывая ужас и возмущение миллионов потрясенных зрителей. Непосредственным свидетелям было, конечно, еще хуже. Вот недавнее признание бывшего корреспондента лондонской Times в Югославии Адама Лебора: «Как и мои коллеги, я был потрясен неспособностью мира остановить этот ужас». Почему, спрашивали все, терпят это злодейство европейские правительства? Почему молчит Америка?

Зрители были неправы. Ни Европа, ни Америка не молчали. Они взывали к Милошевичу, пытались его пристыдить, угрожали ему, даже ультиматумы предъявляли. Не помогало. Диктатор стоял, как скала, совершенно уверенный, что не посмеют все эти слабонервные западные «гуманисты» посягнуть на его суверенное право делать со своим народом все, что ему заблагорассудится. И покуда на страже его суверенитета стояла братская Россия, Милошевич чувствовал себя как за каменной стеной.

Но почему молчала Россия? Почему в отличие от европейцев не возмутилась таким очевидным злодейством московская интеллигенция? Куда девалась ее всемирная отзывчивость? Тем более что не было ни малейшего сомнения: достаточно России отказать в поддержке Милошевичу – и страданиям сотен тысяч бездомных будет тотчас положен конец (так ведь впоследствии и случилось).

Не спрашивайте об этом Соколова или Колерова: они были слишком заняты срыванием масок с угрожавших суверенитету братской Сербии империалистов НАТО, чтобы заметить страдания чужих детей. Заволновались они лишь тогда, когда правительства Североатлантического альянса под мощным давлением своего общественного мнения и убедившись, что протесты и угрозы бессильны (а резолюцию Совбеза ООН надежно заблокировала Россия), решились наконец применить силу. Начались бомбардировки стратегических объектов Сербии. Тогда-то и развернул над океаном свой самолет премьер Примаков и Россия «вспряла ото сна». Вот такая получилась у пятой колонны Запада незадача.

Всем сестрам по серьгам?

Как это все объяснить, спрашивал я у знакомых, людей, естественно, либеральных убеждений. Их ответы разошлись кардинально – в зависимости от того, с какой стороны наблюдали они косовскую трагедию. Вот что сказал питерский литератор, видевший ее с российской стороны: «Мне кажется, что с Косово все много сложнее этого деления на зверей – сербов и агнцев – албанцев. И колонны беженцев – это ведь бежали не от зверств сербской полиции, а из опасений таких зверств в ответ на вооруженную борьбу албанских партизан-сепаратистов, начавших стрелять первыми… Если судить по результатам, то имела место этническая чистка, в которой жертвами стали сербы». И в завершение заметил: «Я считаю, что роль европейских держав (включая Россию) в балканских событиях 90-х – это позор в истории человечества».

С точки зрения фактической тут несколько ошибок сразу. Действительно, первые колонны беженцев появились на косовских дорогах после наступления югославской армии в октябре 1998 года. Тогда 250 тысяч косоваров-католиков ушли вслед за своим архиепископом в изгнание в Македонию. Именно это и заставило Европу зашевелиться и созвать в феврале 1999 года международную конференцию в Рамбуйе. Там Милошевичу и был предъявлен ультиматум – либо он восстановит в Косово автономию, которую произвольно отменил в 1989-м, либо в Косово будут введены войска НАТО.

Но вопрос-то мой был о другом. О том, что в ответ на февральский ультиматум 1999 года югославская армия посреди зимы приступила к изгнанию из Косова почти полутора миллионов (!) косоваров. Это правда, большую их часть увезли в Албанию по железной дороге в таких же вагонах для скота, в каких вывозили при Сталине народы Северного Кавказа и Крыма. Только на полтора миллиона человек вагонов не хватило. Вот тех, кто остался, и гнали по косовским дорогам в Албанию, где никто их не ждал и не собирался принимать. И бездомными оказались эти люди вовсе не «из опасений», как в октябре 98-го, но потому, что армия, исполняя приказ своего главнокомандующего, дома их сожгла.

Замысел Милошевича после Рамбуйе был совершенно прозрачен: полностью очистить провинцию от косоваров (хотя численность их по отношению к сербам равнялась 10:1 уже в 1968 году, когда Тито дал Косово статус автономии). Вот этой страшной операции и предназначены были положить конец бомбардировки стратегических объектов Сербии. А как еще можно было ее остановить? Или вообще не было нужды ее останавливать? Пусть гибнут чужие дети? Примечательно, что критик этого «позора в истории человечества», как и все российские критики, не предложил никакой альтернативы воздушной кампании НАТО.

А партизаны Армии освобождения Косово, между прочим, никак не могли «начать стрелять первыми». По простой причине: их и в помине не было прежде, чем Милошевич, намеренно провоцируя вооруженное сопротивление, отменил автономию и ввел в Косово прямое президентское правление. Я не говорю уже о том, что на первых порах самой влиятельной политической силой была в Приштине Лига демократического Косово под руководством последователя Ганди и пацифиста Ибрагима Руговы. И добивалась она вовсе не независимости, а всего лишь восстановления автономии. Ее-то авторитет и подорвал своими зверствами Милошевич. В журнале «Форинафферс» один из руководителей партизанской армии так объяснил ее появление американскому корреспонденту: «Хватит с нас всех этих албанских интеллектуалов, журналистов и дипломатов из Приштины. Они не спасли наших детей и женщин. Пришла наша очередь».

Теперь о главном. Я отнюдь не оправдываю поведение европейских держав в косовской трагедии. Речь может идти лишь о том, какие из них виноваты в ней больше, какие меньше. Прибегнем к помощи метафоры. Допустим, горит в деревне чей-то запертый на замок дом. В доме задыхаются дети, а вокруг бестолково мечутся соседи и спорят между собою, как их лучше спасать. Спор кончается тем, что решают, наконец, дверь взломать. А потом вдруг обнаруживается, что у одного из этих соседей все это время был в кармане ключ от дома – и детей можно было спасти.

Проще простого обвинить в трагедии сразу всех соседей, как и делает мой корреспондент: все, мол, одним миром мазаны. Но не означает ли это попытку освободить от моральной ответственности именно того, кто мог предотвратить трагедию?

Ответ «с того берега»

Другой мой корреспондент объяснил разницу в восприятии косовской контроверзы в России и в остальном мире информационным «железным занавесом». Вот его позиция: «Мое мнение о косовском конфликте сложилось во время работы в США на основе постоянных получасовых си-эн-эновских картинок – о страданиях беженцев, о зверствах сербской полиции, изгонявшей их из домов, о маленьких детях, замерзавших при переходе через горы. Оно подкреплялось многочисленными интервью с пострадавшими, рассказами корреспондентов и моих же коллег, участвовавших в гуманитарных миссиях. Я, конечно же, не был в плену мифов о том, что Америка выкрутила руки европейцам, заставив их присоединиться к военным действиям. Ведь со мной работали коллеги буквально из всех европейских государств, и я отлично представлял себе настроения в их странах. Дядя моей коллеги-шотландки пытался даже записаться добровольцем в британский контингент. И он был не один.

Но в России-то видели совсем другие картинки: как американские самолеты ни с того ни с сего стали бомбить сербов. Просто чтобы показать – кто в доме хозяин. Бесчисленные кадры разрушенных домов и больниц, тысячи интервью с очевидцами с той стороны. И никаких кадров о массовом изгнании косоваров, о муках детей, конечно же, не показывали. То есть это проскальзывало в пропорции 1:1000 по отношению к сообщениям противоположной направленности и, естественно, терялось с точки зрения информационного воздействия.

Неудивительно, что даже у интеллигенции сформировалось на чисто эмоциональном уровне совсем иное отношение к косовской проблеме, чем на Западе. А это самое важное. Это – в подкорке. Если люди убеждены, что одна сторона – «плохие парни», а другая – «хорошие», то переубедить их рациональными аргументами задача неблагодарная. Это как в футболе – убедить кого-то стать болельщиком другой команды».

Сильная точка зрения, верно? Так оно, по-видимому, и было. Единственное, чего здесь не хватает, – ответа на вопрос: откуда взялся этот информационный «железный занавес» в 1999 году? Ведь политически рухнул он еще десятилетием раньше. И тотального контроля над федеральным телевидением, как в 2000-е, тоже еще не было. Не сговорились же, в самом деле, руководители всех федеральных каналов не показывать страдания детей на косовских дорогах. Но ведь не показывали. То, от чего с ума сходил остальной мир, оставило их почему-то равнодушными. Почему?

Неужели для усиления драматического эффекта, чтобы, когда начались бомбежки, выглядели они, как пишет мой корреспондент, «ни с того ни с сего»? Или прав Колеров и «общественное мнение действительно ждало этой последней точки, когда сам Запад надает по щекам своей пятой колонне»?

«Новый режим»

Я не знаю точно, как стал бы отвечать на все эти вопросы, не лежи у меня на столе цитированная выше маленькая книжечка под несколько пугающим названием «Новый режим». В 2001 году Модест Колеров взял на себя труд опросить в пространных интервью 13 человек, которых счел «производителями смыслов» наших дней. Естественно, косовская контроверза занимала в этих беседах видное место. Беседы-то и были изданы отдельной книжкой.

Сразу скажу, что большинство собеседников Колерова, затронувших эту тему, согласились с его мнением, что Косово «стало майским днем русского национализма». И даже, по словам одного из них, «именно в результате этого события [произошло в России] не ложное, но настоящее пробуждение национального самосознания». Нашелся, однако, и «диссидент». В его аргументах как раз и содержится, я думаю, по крайней мере частичный ответ на поставленные вопросы.

Дмитрий Шушарин характеризует себя как «националиста, либерала, человека правых взглядов». Колеров ловит его на противоречии: «Ты назвал себя националистом… Но я помню, что в дни кризиса ты менее всего выступал с осуждением американской политики в отношении Косово, а больше фокусировался на проблемах югославского режима, который привел страну к этому кризису. То есть в тот майский день русского национализма ты оказался не со своим народом».

Шушарин ответил четко: «Сербы не мой народ… и я считаю нормальным фокусироваться не на том, что делает Америка, а на том, что делает Россия. А ее действия… оказались в стороне от всего происходящего». Он даже сравнил режим Милошевича с гитлеровским. Оскорбленный в лучших чувствах Колеров не примирился, конечно, с таким очевидным поруганием своей святыни. Тем более что в запасе у него был еще всепобеждающий, по его мнению, аргумент: «Россия, наверное, все-таки поддерживала не Милошевича, а свою идентичность, потому что, на мой взгляд, с полным основанием, понимала, что для Запада нет разницы – Югославия или Россия, просто Югославия доступна для изнасилования, а Россия пока нет».

«Подобного рода национальная логика самоидентификации свидетельствует о самоуничижении… – возражал «диссидент». – В случае с Косово мы совершенно напрасно идентифицировали себя с сербами. Почему, собственно, мы должны считать, что у нас больше общего с ними, нежели с немцами, французами или американцами?.. Такая политика не рациональная и в конечном счете не национальная».

Очень тактично, как видим, обращает внимание Шушарин на языковое неряшество оппонента: и вправду, при чем здесь «идентичность России»? Выдает это неряшество, однако, полную неспособность «произвести» какой бы то ни было «смысл» в том, что Колеров пытался, но не осмелился выразить. Ну, как, в самом деле, представлял он себе идеальную позицию России в косовском конфликте? Что следовало ей сделать, чтобы «поддержать свою идентичность»? Противопоставить себя остальному миру и заявить во всеуслышание: либо вы позволяете Милошевичу довести до конца его злодейство, либо вы меня не уважаете? То есть пытаться строить международную политику на логике пивного ларька?

По второму кругу

Главное, однако, упомянул Шушарин лишь вскользь. Я имею в виду, что политика России в разгар косовской контроверзы «оказалась в стороне от всего происходящего». Отсюда между тем и возникает второй, совершенно уже актуальный вопрос: ближе ли «ко всему происходящему» политика России сегодня, девять лет спустя?

В 1999-м она заключалась в том, что этническая чистка в Косове трактовалась как внутреннее дело Югославии, вмешиваться в которое не вправе никто без разрешения Совбеза ООН (разрешения, разумеется, заблокированного российским вето). Договаривайтесь с Милошевичем – таково было ее мотто. Не можете договориться – тем хуже для вас. Другими словами, была тогда политика России бесплодна, как библейская смоковница. Или, говоря на современном жаргоне, это была политика спойлера, неспособного предложить решение конфликта, но твердо намеренного помешать другим.

Никаких ведь бомбежек Сербии не было бы, сделай Россия до них то, что сделала после них. Удивительно ли, что подавляющее большинство европейских политиков не простило России этого? Потому и поддерживают стремление Приштины к независимости, даже понимая его отчаянную несвоевременность.

Все эти годы Косово было протекторатом ООН и никаких связей с Белградом не поддерживало. И, понятно, после художеств Милошевича поддерживать не намерено. Естественно также, что косовары сыты протекторатом по горло и требуют государственной самостоятельности. При всем том не возражают они и против миссии ЕС (1800 штыков) на их территории для защиты сербского меньшинства, как рекомендовал уполномоченный ООН МарттиАхтисаари.

И что же Россия? Предлагает какую-нибудь альтернативу плану Ахтисаари? Нет. Как и в 1999-м, ничего она не предлагает, кроме того, что предлагала тогда: проблема Косово есть внутреннее дело Сербии, и никто не имеет права в него вмешиваться без разрешения Совбеза (которое она, как и девять лет назад, заблокировала). Пусть Приштина договаривается с Белградом. Не может договориться – тем хуже для нее.

Это бы еще с полбеды, однако. Хуже, что и для миссии ЕС требуется разрешение Совбеза, а Россия блокирует его тоже. И это, извините, уже пахнет порохом. Ибо что, если после объявления независимости начнутся в Косово этнические беспорядки и, воспользовавшись ими, кто-то подскажет сербскому меньшинству идею отделиться от Косово? И вдобавок еще – вместе с Республикой Сербской в Боснии – воссоединиться с матерью-родиной? И на сцену опять выступит сербская армия?

Что произойдет в этом случае? Новая дестабилизация Балкан, новые беженцы, новая кровь, новая конфронтация с Европой – и новый «майский день русского национализма»? Это ли нужно сегодня России?

Ссылка на источник — http://www.ng.ru/ideas/2008-02-12/15_povtorenie.html

 

Бонус от наших ребят

Стихотворения Олега Безрукова.

Розовые очки

Как чудесно и удобно

Ничего не замечать,

Всё прекрасно, бесподобно!

И лишь это только знать!

 

И не видеть, что творится

Натуральный беспредел,

Что готова кровь пролиться-

Только ты-то – не у дел!

 

Ходишь ты всегда, как в маске,

В чудных розовых очках.

Не тревожишься напрасно

И летаешь в облаках!

 

И враньё, что льют с экранов,

Принимаешь благодушно,

Смотришь на политиканов

И вздыхаешь: «Вот ведь душки!»

 

А тем временем масоны,

Не стыдясь и не стесняясь,

Геноцид ведут законный

И тебя уничтожают!

 

Разоряют, унижают

Нас, мечтающих, молчащих,

И с издёвкой объясняют:

«Всё для вас,скотов мычащих».

 

Всё, чтоб вы забыли корни

И историю забыли,

Сериал, тупые шоу…

Всё для вас, ведь вы–дебилы!!!

 

И купают в грязной луже

Всё, чем славилась Россия,

Но тебе  это не  нужно-

Ведь глаза очки прикрыли…

 

Ну и как же достучаться,

Снять очки уговорить?

Что Пора уж оклематься,

Что пора очки разбить?!!

 

Ведь ещё чуть- чуть, немного

Ещё миг–и будет поздно,

Ведь враги уж на пороге,

Сбрось очки–ведь это просто!

 

***

Терпеть доколе, братья будем

Несправедливость и позор,

Слащавый бред детей Иуды,

Несущих Родине  раздор?!

 

Продавших нашу Русь Святую,

Поработивших наш народ,

Уничтожая и шельмуя,

И, якобы, ведя  вперёд?!!

 

Им наша боль — по барабану,

Проблемы им — до фонаря,

И цель у них — набить карманы,

Ни с кем доходы не деля!

 

Торгуют матушкой — Россией,

Леса и реки продают,

Природу, землю отравили,

А скоро – и совсем убьют

 

А помните, ещё недавно

Хлебами славилась страна,

В полях, привольно и отрадно,

Колосья, полные зерна!

 

Богаты были наши сёла,

И процветали города,

Народ счастливый и весёлый,

Не напивался допьяна!

 

И каждый праздник был как праздник,

Для всей страны, для всех людей,

А нынче же – сердца угасли,

И лишь доволен иудей!!!

 

Так что же, так и будем молча

Сносить кривляния господ!?

Ведь скоро всех нас в землю втопчут,

Пора проснуться, мой народ!!!

Стихотворение Анны Волковой

***

Прости…

Придется нам расстаться…

Прошли те времена когда,

Влюблялись мы, любили и страдали,

Дружили и ругались иногда.

 

Смотрю я на тебя с печалью,

А по щеке бежит слеза…

Душа не хочет расставания,

А сердце вторит  те слова:

 

«Вернусь… Вернусь…

Я обещаю… И не забуду никогда

То лето, где с такой печалью,

Расстались мы на месяца…»

(с) Все права на стихотворения принадлежат лишь их авторам. Копирование запрещено

Евгений Правый, Движение Россия 88

Одобрено Дмитрием Д.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s